Александр Бобошко

Александр Бобошко

АЛЕКСАНДР БОБОШКО, родился в 1953 г. в г. Райчихинск Амурской области. В 1974 г. окончил Хабаровский государственный институт культуры, режиссёрско-театральное отделение, в 1984г. — Университет марксизма-ленинизма, факультет журналистики. Работал режиссёром театральной студии, плотником-бетонщиком, художником-оформителем, ведущим дискотеки. С 2000 по 2011 г.г. — корреспондент газеты «Амурская правда»  в Отделе социальных проблем и культуры. С 2000г. и поныне – артист Амурской областной филармонии. Член Союза писателей России с 1997 г. и журналистов России с 2005 г. Издал 11 книг. Написал около 2000 песен и стихов. Публиковался в Москве, Белгороде, Томске, Благовещенске, Ленске и т.д. Лауреат Дальневосточных фестивалей авторской песни.

Кром этого Александр – корреспондент газеты Амурского областного отделения КПРФ «Коммунисты Амура» и куратор народного проекта «Поэзия против жуликов и воров».

ПРО КОСМОДРОМ «СВОБОДНЫЙ»
(КОТОРЫЙ ТЕПЕРЬ  «ВОСТОЧНЫЙ»)

Небольшая преамбула:

Почему в 2008 году у меня появилась эта песня? Прочёл в сборнике одного местного поэта текст, посвящённый строительству в Приамурье космодрома под названием «Свободный».

Заря новой эры на Дальнем Востоке,
На Дальнем Востоке, где сопки кругом,
Над Родиной нашей сегодня восходит.
И старт этой эре даёт космодром.

Припев.

От Плесецка, он и Байконура
И от стольной Москвы вдалеке –
Вырос он у седого Амура
На красавице Зее-реке,

И далее два куплета в подобном духе…

Я не разделил его восторгов по этому поводу, поскольку знаком с историей отечественного и мирового звездоплавания. Хорошо помню требование Главного Конструктора ракетно-космических систем Сергея Павловича Королёва, которое он предъявил в 1955 году тем, кто подыскивал место под строительство комплекса для взлёта  космических аппаратов: «В целях безопасности объект должен находиться не менее 400-450 километров от ближайшего жилья».

Космодром в Байконуре, откуда был произведён запуск первого спутника Земли, и корабля «Восток» с первым   в мире человеком на борту — Юрием Гагариным, точно соответствовал королёвским рекомендациям. Байконур находится в совершенно безлюдном месте одной из жарких пустынь Казахстана.

Вся космическая техника носит экспериментальный характер. Нет никакой уверенности, что не взорвётся аппарат на старте или в начале полёта, не прольётся на головы незадачливых граждан ядовитый гептил

Как известно, буквально рядом с предполагаемым космодромом, в Приамурье находятся крупные города: Свободный, Шимановск и областной центр.  Если на эти города свалятся фрагменты летательного аппарата — трагедия неизбежна.

И я взялся за карандаш и бумагу…

Заря новой эры на Дальнем Востоке
Восходит и грянет раскатами гром.
Приказом властей от народа далёких
Здесь скоро построят большой космодром.

Наподобие он Байконура.
От столицы, увы, вдалеке.
Будет он у седого Амура
На красавице Зее-реке.

Друзья, космодром – невеликая радость.
Как станут в Свободном ракеты пускать —
Ступени начнут нам на голову падать
И выбросом газов мы станем дышать.

Уверяют нас хитро и ловко,
Дескать, зря мы грустим – не правы.
Вот и сделайте рядом с Рублёвкой
Космодром в двух шагах от Москвы!

Мы не станем печалиться хмуро,
Что ступень упадёт не на нас.
Не хотим у седого Амура
Мы глотать отработанный газ.

ОТКЛИКНИТЕСЬ!

Порою я готов сойти с ума.
Нет в жизни цели, пусто, одиноко.
Мне кажется — вокруг сплошная тьма
И на просвет малейший ни намёка.

Нет ни костра вблизи, ни огонька.
Не ловят ноздри даже дыма запах.
И сразу опускается рука,
И карандаш летит ненужный на пол.
Зря протираю за столом штаны.
Хоть напишу памфлет я или оду, —
Стихи мои и песни не нужны
В моей стране опальному народу.

Поэзия погибла, а маразм
Захлёстывает мутною волною.
Внушают нам, что главное – оргазм
И деньги. Где их брать? Любой ценою.
Вокруг заводы мёртвые стоят,
В колхозах подыхает скот без корма,
Но дикторы с улыбочкой твердят
О «прогрессивных рыночных реформах».

И вновь  — реклама, до бесстыдства – вновь,
И фильмы, где порнуха да насилье.
Рекою на экране льётся кровь,
И океан крови по всей России.
Нас обучают к смерти привыкать.
«Выдавливайте жалость будто прыщик!»
А кто хотел бы нищему подать –
Не в состояньи, сам почти что нищий.

Нас превращают в роботов, хотят
Сломить в нас волю и сопротивленье,
Поскольку тех, кто верит в рай и в ад,
Гораздо легче ставить на колени.
Нам говорят, что сами мы слабы
Мир изменить хотя бы на немного.
У Господа, мол, вечные рабы,
А власть над нами – это, мол, от бога.

И, прикрываясь именем Христа,
Безбожники-убийцы правят нами.
Когда казна страны моей пуста,
Они трясут тугими кошельками.
Сейчас на водку – малая цена.
Доступна водка стала, даже слишком.
«Залей мозги, несчастная страна,
Не размышляй тупым своим умишком!»

Пока в хмелю с дешёвой водки мы, —
Нам прочные готовят каталажки.
Всё это пир во времена чумы.
Окажется похмелье очень тяжким.
Я знаю, пули скоро засвистят
В тех, кто не будет песни сказки петь и басни.
Петь о любви мне совестно, хотя
Петь о любви, конечно, безопасней.

Один борец всегда смешон и мал.
Страшна царям народная стихия!
Не может быть, чтоб все сошли с ума,
Откликнитесь, для вас пишу стихи я.

5 сентября 1996 г.

Опять над страною и пламень, и чад.
Согнулась Россия под грудой обломков.
И честные снова печально молчат,
Не жаждут орать в общем хоре подонков...

1998 г.

16 НОМОКОНОВЫХ

В Приамурье в селе Бибиково Благовещенского
района установлена стела, где перечислены жители этого села,
отдавшие жизнь в Великой Отечественной войне.
Среди них есть 16 Номоконовых.

Картинка, как в фильме печальном:
Июнь, жаркий полдень, село.
В нём памятник односельчанам,
Которых войной унесло
От хаты, от хлеба и мисок,
От поля, детишек, жены.
Вот список, трагический список,
Назад не пришедших с войны.

И ни о чём другом сейчас
Знать сердце не лежит.
Ты, Бибиково, слышищь нас?
Про них нам расскажи.

Вот двум не случилось вертаться,
А вот пятерых Бог не спас.
А этих…О, ужас шестнадцать
Мелькает фамилия раз.
Затих каждый двор, переулок.
Отправился в бой сын и брат.
Шестнадцать их в раз не вернулось,
Здоровых и крепких ребят.

Вся родова повыбитая…
Господи, спи!
Подобных сёл, как Бибиково,
Сотни на Руси.

Они на войне погибали.
Как мухи мы мрём оттого,
Что всё у нас позабирали,
Без выстрела без одного.
Слабо нам за правду подраться.
И мы от стыда не кричим.
В раз их не вернулось – шестнадцать
Красивых и крепких мужчин.

И пялимся в иконы мы,
Властям поклоны бьём.
Шестнадцать Номоконовых
Погибли под огнём.

Нам кажется — здесь они рядом,
Беседу чуть слышно ведут.
Они между раем и адом,
А мы и без ада в аду.
На нас они смотрят в смущеньи.
Не могут понять нас, живых:
Ну что наши беды в сравненье
С невзгодами, бедами их?!

Наш мир – это мир ассигнаций,
А цель – супермодный наряд.
Жаль, их не вернулось шестнадцать
На нас не похожих ребят.

2003г.

НЕ ЛЮБЯТ СВИНЬИ ПРАЗДНИК

Есть средь животных прочих
Животное свинья.
Её к зверям рабочим
Причислить нам нельзя.
Везёт и пашет лошадь,
Пёс избу стережёт,
От крыс с мышами может
Людей избавить кот.
Кто яйца поставляет,
Кто жир и шерсть даёт, —
Свинья лишь потребляет
И жрёт, и жрёт, и жрёт.
Глядит на всех с усмешкой
И думает свинья:
«Тут, что ни зверь, то пешка,
А королева – я!»
Она глядится броско:
Цвет шкуры розоват,
Короткая причёска,
Большой отвисший зад.
Заплыли жиром глазки
У радостной свиньи.
Нет ни хлопот, ни встряски,
Ни стрессов. Ни-ни-ни...
А всё ж свинья любая
С рожденья в курсе дел,
Что жизнь её такая
Имеет свой предел,
Что праздник поросячий
Закончится, увы,
И будет всё иначе.
Захочется завыть,
Бежать, бежать! Но с тушей
Такой не убежишь,
И станут резать чушек
Огромные ножи
За долгое безделье,
За тьму усмешек злых,
За гнусное веселье
И жизнь за счёт других.
…И вот, чем ближе осень,
Чем ближе холода, —
Свинья печальна очень,
Не лезет в пасть еда.
Известна свиньям дата.
А вдруг всё дело в ней?
В подобный день когда-то
Уж резали свиней…
Как флаг увидят красный,
Оркестра слышат звон, —
Их страх берёт ужасный,
Покой теряют, сон.
Тьма юбилеев разных,
А всё-таки не зря
Не любят свиньи праздник
Седьмое ноября.

14 ноября 1995г.

ВОЙНА НЕ КОНЧИЛАСЬ

По некоторым данным около 250 тысяч советских солдат не
захоронено до сих пор. Их останки находятся в лесах, на полях
былых сражений Великой Отечественной войны.
(Из газет).

Здесь шли бои. Здесь до победы полк не дожил.
А ты решил места сражений посетить.
Но только будь, дружище, очень осторожен:
На череп можешь
и на кости наступить.
Под гром оркестров и фанфар встречают даты.
Слезу красиво любят власти уронить.
А здесь в полях
лежат советские солдаты,
Которых некому, увы, похоронить.

Пока войны не затянулись
швы и раны,
Проспекты не были красивы и прямы,
В каком почёте пребывали ветераны!
Как с восхищением на них смотрели мы!
Но время шло
и как-то всё переменилось
И забывать мы стали о фронтовиках.
И что-то с нами, видно,
страшное случилось,
Когда отталкиваем
их в очередях.

Здесь шли бои.
Враньё, пустые разговоры,
Что не забыт никто,
похоронить нет средств.
На презентациях
– и жулики, и воры.
На миллион там каждый выпьет и проест.
В плену безверья, нищеты и перепоя
Кричит, хрипит, натужно корчится страна.
…Пока последнего солдата
с поля боя
Земле не предали, —
не кончилась война.

13 марта 1995г.

ЖИВЁМ ПО — НОВОМУ

Говорят нам по радио, говорят нам по телеку,
И в газетах написано, что живём мы по-новому.
С утвержденьями этими мы и сами согласные.
Даже те, кто незрячие, перемены заметили.

Те, кто были богатыми, стали очень богатыми.
Стали средние бедными, стали бедные нищими.
Ну а кем стали нищие? Стали нищие серыми
Бугорками могильными на бесчисленных кладбищах.

Кто ответит за этот мор?
Почему не в темнице вор?
Никогда, хоть кого спроси,
Виноватых нет на Руси!

А народ-то молчит, молчит.
По щелям, по углам ворчит.
Огрызаться он не привык.
Очень больно бьют за язык!

Январь 1995г.

БАЛЛАДА О ЗАКРАШЕННОМ ЛЕНИНЕ

В г. Благовещенске — на — Амуре у входа на завод РЭБ
флота им. Ленина до недавнего времени можно
было встретить изображение вождя революции.

В городке над Амуром,
Отозвавшись на клич,
Чем-то жёлтым и бурым
Был замазан Ильич.

Много лет он с улыбкой
Приглашал на завод,
Но сказали: «Ошибка!» —
И пустили в расход
Ящик краски багровой,
Скипидара ведро.
Глядь — косит Ленин снова
Чуть вприщур, чуть хитро.

Новый строгий начальник
Пригласил маляров.
Те пожали плечами:
«От дождей и ветров
Краска, знать, износилась.
Тут упрёки не нам».

Но сдаваться на милость
Непогоде, ветрам
И звонкам грозным мэра
Шеф, конечно, не стал,
А спокойно и смело
Малярам приказал:
«Чтоб я завтра не видел
У завода плакат!».

Он ребят не обидел,
Дал им чуть не оклад
Свой недельный.
Понятно,
Те – за известь, за гипс.

…Год прошёл и обратно
Ленин хмуро завис
Над рабочей слободкой,
Над домами в чаду,
Где слезами и водкой
Заливают беду,

Где так матерно крепко
Веры нет никому:
И ни Жирику в кепке,
И без кепки тому,
Кто сейчас заседает
В кабинетах Кремля.
Как его вспоминают,
Так и слышится: «Б…я».

Ему верили очень
И на выборы шли.

Над слободкой рабочей
Ленин вырос в пыли.

6 августа 1994г.