Чтобы Дальний Восток снова стал краем нашенским

Для социально-экономической ситуации на Дальнем Востоке после разрушения Советского Союза характерны два признака: катастрофический развал производства и обнищание населения. Приходится с горечью признавать, что, увы, реализуется идея, высказанная Егором Гайдаром, когда он исполнял обязанности председателя правительства РФ: Дальний Восток должен-де осваиваться вахтовым методом. За прошедшие 20 лет здесь свёрнуты промышленность, добыча и переработка рыбы и морепродуктов, сельское хозяйство. Исчезли развитые в советскую эпоху станкостроение, производство дизельных двигателей внутреннего сгорания и средств электроники. Зато набирает силу всё, что связано с экспортом сырья за рубеж — угольные и нефтяные терминалы, нефтепроводы и линии электропередачи…

ИНДЕКС ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА и в «тучные двухтысячные», и в «посткризисные» годы в Дальневосточном федеральном округе ниже, чем в целом по стране. Все декларации президента и председателя правительства о привлечении инвестиций в регион — пустой звук. Капиталовложения в основной капитал дальневосточных предприятий в прошлом году составили всего один триллион рублей. Это лишь десятая часть общероссийских инвестиций в экономику. Что касается иностранного капитала, то его инвестиции в регион в 100 раз меньше российских.

Здесь финансировались серьёзно только два промышленных объекта. Это — деревоперерабатывающий комплекс «Аркаим» в Хабаровском крае и Железорудный горно-обрабатывающий комбинат (ГОК) в Еврейской автономной области.

Что касается социального положения дальневосточников, то оно удручающее. Дальневосточный федеральный округ становится безлюдным. За первое десятилетие XXI века его население уменьшилось на 432 тысячи человек, и теперь здесь осталось только 6,4 миллиона жителей. В прошлом году в РФ родились 1 миллион 800 тысяч младенцев, из них на долю нашего округа приходится только 17 400 человек. Лишь один из тысячи родившихся может считать себя дальневосточником. И это при том, что округ занимает четверть всей территории Российской Федерации.

Средняя начисленная заработная плата даже с учётом северных и дальневосточных коэффициентов и надбавок составила в прошлом году всего 29 421 рубль. Размер трудовой пенсии в южных районах округа такой же, как и в центральных регионах страны, хотя здесь прожиточный минимум пенсионера в 1,4 раза больше. Для примера, в Хабаровском крае с учётом северных надбавок она в 2011 году составила 8816 рублей, а в Самарской области 8500 рублей. По-прежнему для большинства жителей Дальнего Востока мечта отдохнуть или просто проведать своих родственников в Центральной России остается недостижимой.

В округе из числа нуждающихся в дошкольных учреждениях только 40% ребятишек посещают детские сады. Дефицит врачей в медицинских учреждениях превышает 40% (в целом по стране он составляет 27%).

Образование министерства по проблемам Дальнего Востока призвано усилить внимание руководства страны к нашему региону. Но хлопать в ладоши ещё рано. Мы не знаем, что и как это министерство будет решать. А упование на то, что, узнав о новом ведомстве, частный бизнес, тем более иностранный, сюда побежит наперегонки, просто наивно. Особенно если само государство не начнёт вкладывать большие деньги в развитие Дальнего Востока. Но пока государство этого не делает. Ныне действующая программа по развитию Дальнего Востока и Забайкалья не отвечает требованиям времени. Не качественнее и новые проработки правительства.

На первой сессии Государственной думы шестого созыва обсуждался вопрос о развитии электроэнергетики на ближайшую перспективу. Выяснилось, что на Дальнем Востоке правительство планирует финансировать всего два объекта — подстанцию в селе Нижнее Ленинское Еврейской автономной области и ТЭЦ в городе Советская Гавань Хабаровского края. Оба они призваны обслуживать экспорт наших природных ресурсов. Первый — поставки железорудного концентрата в Китай, а второй будет обеспечивать электроэнергией создание новой портовой зоны. А где же объекты электроэнергетики для будущих заводов и фабрик, для предприятий сельского хозяйства? Их нет. Значит, правительство не намерено возрождать ни промышленность, ни сельское хозяйство нашего региона.

Впрочем, энергетические стройки, на сооружение которых выделяются финансы, тоже дают повод для вопросов. Прежде всего из-за очевидного отсутствия комплексного подхода при решении дальневосточных проблем. Более того, практика подталкивает к однозначному выводу, что без планового подхода, какой применялся в советское время, никакое динамичное развитие Дальнего Востока невозможно. Зачем строить портовую зону в Советской Гавани, рядом с портом Ванино, если даже к нему до сих пор нет автомобильной дороги? А разве вершителям бюджетных проектов неведомо, что участок БАМа от Комсомольска-на-Амуре до Ванино так забит вагонами с углём, идущим на экспорт, что даже сократили один пассажирский маршрут, чтобы разгрузить железную дорогу?

Нужен совершенно иной подход к планированию развития производительных сил Дальнего Востока. Государство в лице правительства должно определить, какие цели оно ставит в этом экономическом районе. После этого можно будет решать, какие производства и какие предприятия здесь должны быть построены заново, а какие перепрофилированы, переоснащены или технически перевооружены. Тогда можно будет планировать, когда и какую инфраструктуру к ним предстоит подвести или модернизировать. При таком, единственно разумном подходе государство сможет решать, как поступать с новыми предприятиями: передавать ли в концессию или в лизинг, трудовым коллективам или частному бизнесу?

Мы убеждены, что частные инвесторы не пойдут на Дальний Восток, пока государство не покажет примера инвестиций экономики этого региона. Деньги частников сюда пойдут только вслед за государственными. Пойдут при условии, что их вложение здесь станет более выгодным, чем в европейской России или на Урале.

Поэтому требуется формирование нормативной правовой базы, определяющей особые условия ценовой, тарифной, таможенной, налоговой и финансово-бюджетной политики. Первоочередным является решение вопроса о налоговых льготах. Мы считаем, что новые предприятия и производства должны иметь каникулы по налогу на прибыль на период освоения новых производств, их выхода на проектную мощность. При этом было бы разумно отменить федеральную часть налога на прибыль в 2%. Что касается остальных организаций, то для них целесообразно снизить ставку налога до 5%. Новое оборудование, устанавливаемое на действующих предприятиях, должно освобождаться от имущественного налога на определенный период или амортизироваться в ускоренном порядке.

Для стимулирования строительства жилья можно было бы снизить ставку налога на добавленную стоимость для этого вида деятельности с 18 до 10%. Это позволит резко сократить, а в перспективе и ликвидировать ветхое и аварийное жильё. Что касается налогообложения дальневосточного малого бизнеса, то его надо вообще освободить от налогов. Главное — чтобы работодатели, малые предприятия и индивидуальные предприниматели исправно платили наёмным работникам достойную зарплату и страховые взносы в государственные внебюджетные фонды.

Потери бюджетов макрорегиона от налоговых льгот можно компенсировать за счёт перечисления части вывозных таможенных пошлин природных ресурсов, добываемых на территории Дальнего Востока и поставляемых за рубеж.

Нельзя оставлять неизменной и ситуацию с тарифами на железнодорожные перевозки и энергоресурсы. Необходимо ввести систему субсидий на перевозки металлопродукции, строительных и других материалов на Дальний Восток, как и на перевозку в центральную часть страны рыбы, морепродуктов и другой промышленной продукции, производимой в регионе. Сегодня Дальний Восток практически ничего не поставляет в другие регионы, а производимая здесь продукция идёт на экспорт или потребляется внутри региона. Экономическая политика нынешнего Российского государства привела к тому, что между востоком и западом страны товарообмен прекратился. Следует преодолеть и транспортную оторванность дальневосточников от западных регионов страны.

С наступлением всевластия рыночной экономики совершенно утратила своё значение система стимулирования заработной платы, основанная на районных коэффициентах и надбавках за выслугу лет. Сейчас она лишь частично сохраняется только для работников бюджетной сферы. Для наёмных работников в экономике работодатели так организовали оплату труда, что даже на авиационном заводе в Комсомольске-на-Амуре зарплата инженера составляет 14—16 тысяч рублей в месяц. Такую зарплату в Москве получает дворник из Таджикистана. Рост доходов населения можно обеспечить, заменив систему районных коэффициентов и надбавок за выслугу лет на фиксированную твёрдую компенсацию из федерального бюджета дальневосточникам в зависимости от стажа работы и территориальной расположенности предприятия. Что касается пенсионеров, то задержать их на Дальнем Востоке может более высокая пенсия, чем на материке.

Только при таких условиях Дальний Восток будет оставаться «краем нашенским».

Сергей Штогрин, член ЦК КПРФ, депутат ГД ФС РФ
Газета ПРАВДА

 
Присоединяйтесь! Ещё больше новостей в наших группах ВКонтакте и Одноклассники
 

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!