ЕГЭ: неизбежность деградации

31120_77200Можно без преувеличения сказать, что ущерб от введения Единого государственного экзамена в средней школе и бакалавриата с магистратурой в системе высшего образования общепризнан. Слепое копирование Болонской системы привело к существенному снижению качества подготовки прежде всего инженерных кадров страны. Дошло до того, что после бакалавриата выпускников вузов необходимо доучивать на производстве. Приходится перенимать практику Запада, где по такому пути были вынуждены идти ведущие производственные компании типа «Дженерал электрик», «Вестингауз», «Боинг», «Аэрбас» и т.п. Но иного результата и быть не могло.

УБЕДИТЬ ВЛАСТИ РФ в очевидности пагубных последствий повторения плохого опыта Запада (а в сфере инженерного образования зарубежью давно уже особенно похвастать нечем) ни профессорско-преподавательскому составу, ни светилам академической науки, ни публицистам не удалось никакими аргументами. Руководство России и тем более дирижёры минобрнауки РФ на критику со стороны отечественных специалистов фактически не реагируют и, копируя изжившие себя западные стандарты, упорно продолжают свою разрушительную деятельность в области подготовки инженерных кадров страны.

Как утопающий хватается за соломинку, так и нам приходится обращать внимание нынешних властителей России на мнения авторитетнейших на Западе учёных-инженеров. Более того, для убедительности и большей объективности суждений давайте воспользуемся мнением высочайших научных авторитетов,  признанных не только на Западе и в СССР, но даже в царской России, которые долгое время трудились в сфере подготовки инженерных кадров и в Советском Союзе, и в США, и в странах Запада. Таков, например, Степан Прокофьевич Тимошенко (1878—1972) — член Национальной академии наук США, академик АН УССР с 1919 года, член-корреспондент АН СССР с 1928 года, иностранный член АН СССР с 1964 года и почётный член национальных академий наук многих стран мира.

Вот что рассказывал о нём один из его учеников академик РАН Э.И. Григолюк: «Крупнейший механик и прочнист (специалист по теории прочности. — Г.Ш.) века, С.П. Тимошенко имел редкую возможность сравнить системы среднего и высшего инженерного образования в России и США не понаслышке, а на основе собственного многолетнего опыта преподавания в высших учебных заведениях обеих стран… Находясь в эмиграции, он следил за процессом развития инженерного образования в СССР и ценил его очень высоко». Каждый раз, бывая в СССР, он знакомился с учебными планами инженерных вузов и на основе этого написал книгу «Инженерное образование в России», которая в русском переводе вышла в 1996 году. В ней он отмечал, что «Россия имеет в настоящее время великолепные сборники задач по таким предметам, как математика, механика и сопротивление материалов».

Сравнивая учебные планы русских и американских высших технических учебных заведений, он сделал вывод о том, что «одним из принципиальных факторов, влияющих на эти учебные планы, является разница в подготовке, полученной в средней школе. Повышенные требования по математике и естественным наукам и большие конкурсы на вступительных экзаменах позволяют преподавать фундаментальные науки — такие, как математика, механика, физика и химия, на более высоком уровне, чем у нас в США. Это же касается общеинженерных дисциплин — сопротивления материалов, гидравлики, термодинамики, кинематики и динамики механизмов».

Однако за последнее десятилетие российские чиновники от образования сделали всё, чтобы ликвидировать упомянутые С.П. Тимошенко преимущества нашего образования как в средней школе, так и в инженерных вузах, внеся соответствующие коррективы в учебные планы и капитально нарушив всю безукоризненно работавшую до этого систему образования.

Весьма характерным представляется пример, относящийся к тому периоду времени, когда С.П. Тимошенко был ответственным за конструкторско-механическую школу компании «Вестингауз», «которая посещалась молодыми инженерами, только что окончившими институты». В этой школе он преподавал расчёты на прочность и очень скоро понял, что «мои ученики знают о сопротивлении материалов настолько мало, что я, в конце концов, был вынужден прочитать элементарный курс сопротивления материалов, читавшийся мной для второкурсников в России». Сегодня для «натаскивания» выпускников бакалавриата в солидных российских организациях приходится осуществлять таким же способом так называемое послевузовское образование, с чем в советскую эпоху не приходилось сталкиваться. Вот и С.П. Тимошенко отмечал, что этот курс содержал материал, не известный американским инженерам, и что «разница в научной подготовке русских и американских инженеров была в то время ошеломляющей».

За прошедшие 20 лет в плане подготовки инженерных кадров американцы внедрили у себя многое из того, что на практике доказало свою высокую результативность в СССР. Они, в частности, существенно расширили курсы математики и физики, изъяли из учебных программ, нацеленных на подготовку инженеров, все дисциплины, которые имеют очень отдалённое отношение к этой специальности (основы менеджмента, основы бизнеса и предпринимательства, финансы и аудит, юриспруденцию и др.). Ранее такого типа дисциплины занимали более 20% учебного плана.

Мы же перенимаем у США и Европы всё то, что неизбежно ведёт к деградации устоявшейся классической схемы высшего инженерного образования, которая, по мнению академика РАН Э.И. Григолюка, была лучшей в мире. Нельзя не согласиться с его мнением о том, что «наши пока не превзойдённые достижения в области кораблестроения, авиации, ракетостроения, космоса, ядерной энергетики, строительства уникальных гидроэлектростанций до сих пор базируются на устоявшейся, очень сильной отечественной системе высшего образования. Попытка её реформировать — огромная ошибка, за которую нам придётся горько и долго расплачиваться».

В ещё большей степени придётся расплачиваться за внедрение ЕГЭ, замену прежнего отечественного общегосударственного стандарта среднего образования, учитывавшего требования высшей технической школы, кучей заимствованных на Западе общеобразовательных стандартов и создание на их основе как государственных, так и частных лицеев, гимназий, колледжей, специальных школ для особо одарённых детей и т.д. и т.п.

Нельзя не напомнить чиновникам от образования, что ещё 10 лет назад доктор физико-математических наук, профессор В.С. Доценко (кстати, он длительное время преподавал математику и физику в ведущем университете Франции им. Марии и Пьера Кюри) в статье «Пятое правило арифметики» («Наука и жизнь», № 12, 2004 год) предупреждал о том, что поступающие в университет выпускники средней школы, успешно сдавшие ЕГЭ, являются примером… математической безграмотности. По его мнению, ЕГЭ и бакалавриат неизбежно ведут к воспитанию на Западе «исполнителей-роботов, у которых полностью отсутствует мыслительный процесс. Они могут лишь нажимать кнопки и не более того!»

Но и это предупреждение не было услышано ни правительством России, ни российскими чиновниками от образования.

Какие аргументы ещё нужно приводить, чтобы наконец-то прекратился творящийся в сфере образования произвол хотя бы в области подготовки инженерно-технических кадров? Или нынешние российские деятели от государственной политики и образования сознательно разваливают отечественную школу, чтобы потом она была вынуждена… догонять США?

Георгий ШИБАНОВ. Доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ

Источник: «Правда»

 
Присоединяйтесь! Ещё больше новостей в наших группах ВКонтакте и Одноклассники
 

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!