146-я годовщина Парижской Коммуны – бесценный исторический урок всем борцам за коммунистическое будущее

146 лет назад, 18 марта 1871 года, рабочие одного города заставили придти в неподдельный ужас небожителей целого государства. Речь, конечно, идёт о Франции и её столице – Париже, где 18 марта впервые в истории была провозглашена власть рабочего класса.

В истории человечества этот первый образец социалистического народовластия вошёл в историю под именем Парижской Коммуны. Коммуна уже своим только присутствием породила злобный крик французской консервативной реакции, но и их коллег по цеху из Пруссии. Той самой страны, которой в надежде на сохранение своей репутации объявил войну Наполеон III и к которой с провозглашением Коммуны идеологический наследник горе-императора Адольф Тьер протянул руку с единственной просьбой – объединить силы и помочь в подавлении Коммуны…

Вне всякого сомнения, Коммуна являет собой такой урок истории, который не имеет цены. В чём же заключён это урок?
События 1871 года в Париже — это первый в своём роде образец власти рабочих. Это первая – хотя и стихийная – попытка строительства качественно новой формы политической власти, со всеми её достоинствами и недостатками, верными догадками и роковыми промахами, хорошо продуманными решениями и неорганизованностью. Парижская Коммуна – первый пример диктатуры пролетариата и то, что она смогла выстоять не один день, а более двух месяцев, уже делает Коммуну саму по себе большим уроком всем будущим поколениям коммунистов. Коммуна доказала, что власть рабочих и в интересах рабочих возможна в принципе и вполне жизнеспособна. Это, безусловно, очень важное послание храбрых коммунаров нам, их преемникам.

Но первый блин обычно выходит комом. Ни одно человеческое деяние при всей пользе и важности не застраховано от ошибок, тем более, если оно является первым в своём роде и особенно – если это касается таких сфер общественной жизни как политика. Коммунары были первопроходцами в деле социализма и пролетарской власти, а потому логично было бы предположить, что о том, как строить её правильно, они имели ещё достаточно смутное представление. Разумеется, при таких обстоятельствах в ходе практического осуществления своей деятельности Коммуна допустила множество просчётов. Каковы они?

Привожу самые важные для понимания ошибки, которые оказали наибольшее влияние на судьбу Коммуны:

  1. Отсутствие поддержки со стороны французского крестьянства и мелкой буржуазии городов. Поначалу представители этих слоёв французского общества поддержали Париж, но вскоре оставили его по разным причинам – кто-то испугался, кто-то посчитал бессмысленным участие в деле, обречённом на поражение. Тьеру удалось в союзе с пруссаками направить настроение этой массы против Коммуны. Ситуация усугублялась и тем, что Коммуна не имела должной связи с французской деревней, что облегчало уничтожение её противником. Следует учитывать, что в то время крестьянство и мелкая буржуазия составляли большинство французского населения.
  2. Негативное влияние мелкобуржуазных, немарксистских идей внутри Коммуны. В Коммуне преобладало социалистическое направление, но это направление представляли, в своём большинстве, сторонники анархизма Прудона (мютюэлисты, «прудонисты») и неоякобинцы. Между ними обоими, а также бланкистами существовали разногласия. 29 марта на одном заседании коммунаров произошло столкновение по вопросу о политической сущности Коммуны и о пределах её власти. В противовес неоякобинцу Паскалю Груссе, предложившему объявить Национальное собрание распущенным и уполномочить Коммуну установить дипломатические отношения с иностранными государствами, прудонист Тейс заявил, что Коммуна является только органом власти Парижа и не должна выходить за пределы функций городского совета. Такая ситуация нехорошо сказывалось на Коммуне.
  3. Неблагоприятное положение рабочего класса. Французский пролетариат в целом не был достаточно зрелым, сознательным и подготовленным к успешной революции. В одной из своих статей о Коммуне В. И. Ленин справедливо отмечал, что «для победоносной социальной революции нужна наличность, по крайней мере, двух условий: высокое развитие производительных сил и подготовленность пролетариата.», но ни одно из этих условий в момент создания Коммуны ещё не появилось. Действительно, пролетариат Парижа был сосредоточен, несмотря на завершение промышленного переворота, не на крупных, а на мелких и средних предприятиях, что вполне закономерно заканчивалось ростом симпатии рабочих к хрупкой мелкобуржуазной коалиции прудонистов и неоякобинцев. Несравненно большую роль сыграли в борьбе парижские ремесленники, но и они по своему положению были близки не столько к пролетариату, сколько к мелкой буржуазии. И это их положение накладывало свой отпечаток. Наиболее же сознательные рабочие французской столицы были идеологически раздроблены. Марксистов в составе Коммуны было совсем немного, а лидирующие позиции занимали представители анархизма бакунинского толка, левое крыло прудонистов, бланкисты (программу которых справедливо критиковал Энгельс в ряде своих статей) и необабувисты. Между ними часто возникали внутренние трения, что в условиях ожесточённой вооружённой борьбы с войсками Тьера серьёзно влияли на поражение коммунаров в целом.
  4. Тактические просчёты коммунаров. Вначале уже было сказано, что Коммуна – это первая в истории диктатура пролетариата, а потому она не был свободна от ошибок. А с учётом стихийности возникновения Коммуны логично предположить, что ошибок было предостаточно, в том числе и в особенности – в тактике борьбы. Например, коммунары упустили возможность национализации Французского банка, равно как и благоприятный момент для похода на Версаль (там располагался Тьер), недооценили важность подавления контрреволюции внутри Коммуны и не подумали о налаживании связи с французской деревней.

Помимо этих четырёх важнейших причин поражения Коммуны есть очень много причин, вытекающих из вышеназванных – объективных и субъективных. Перечислять их можно долго, начиная с присутствия во Франции прусских (а после поражения Франции – немецких) войск и заканчивая отсутствием поддержки не только со стороны крестьянства, но и большинства французского населения вообще.

Но самая главная причина поражения Коммуны – это острая нехватка времени для осознания ошибок. Коммунары в течение доброй половины существования своего детища были заняты ожесточённым сопротивлением наступающим тьеровским войскам. Им попросту не доставало свободной минуты, чтобы оглядеться и найти недочёт.

Парижская Коммуна своим трагическим примером на несколько веков вперёд научила революционеров всего мира правильно выстраивать свою политику, а именно:

1)Поддерживать союз между рабочим классом и мелкой буржуазией города и деревни (то есть, крестьянством).

2) Уделять первостепенное значение просвещению и организации пролетариата в русле единой революционной теории.

3) Прилагать усилия к введению единой революционной теории рабочего движения и единой тактики его борьбы.

4) Подавлять контрреволюцию внутри движения самым решительным образом.

5) Заниматься культурным развитием рабочего класса – как политическим, так и духовным.

6) Следить за расстановкой сил в революции.

7) Национализировать по мере возможности все государственные учреждения, в том числе и банки.

Спустя 146 лет после того, как Коммуна прекратила своё существование, на её уроках учатся, работают и борются сотни, тысячи и миллионы рабочих и крестьян по всей планете, многие коммунистические партии выстраивают свой курс с учётом ошибок, допущенных коммунарами. А на её историческую роль первой в истории пролетарской диктатуры ровняется каждый уважающий себя коммунист.

Парижская Коммуна была, есть и останется ценнейшим уроком и нетленным образцом всем прошедшим, настоящим и будущим поколениям бойцов всемирной армии пролетариев и угнетённых народов. Иначе быть и не может, ведь дело Коммуны, как подметил товарищ Ленин, это «дело социальной революции», и поэтому оно не умрёт до тех пор, пока существует капитализм !

Александр Солодовник

Метки: ,
 
Присоединяйтесь! Ещё больше новостей в наших группах ВКонтакте и Одноклассники
 

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!