Как приходили к власти «демократы» в Свободном

 На волне горбачевской перестройке вылезло немало крикунов, которые стали себя называть то «либералами», то «демократами». Правда, сами эти понятия они воспринимали весьма фривольно. Смысл всей их «демократии» сводился к критиканству и возможности безнаказанно охаять советскую систему. При этом «демократы» делали все возможное, чтобы самим прорваться к власти… но без участия народа. Дабы не быть голословным привожу воспоминания Вадима Ивановича Жугина из его книги «Выход и лабиринта»:

«Ноябрь, 25

19 ноября побывал на сессии. Пошел скорее из любопытства. Пришлось немало попереживать, почти физически ощущая, как «перемалывают косточки» кандидатов в мэры, в том числе и мои. Сто раз пожалел, что простое любопытство обернулось нервотрепкой. И главное – я нигде лично не заявлял, что хочу быть градоначальником. В общем, меня поддержали лишь четыре депутата. И поделом мне.

Ноябрь, 27

За делами совсем забыл об этой истории. Вдруг – новость: на собрание пригласили местные демократы.

Пришел, оглядываю собравшихся. Их человек десять, некоторые совсем не знакомы. Кое-кого знаю, встречался ранее. Это Нестеров, Голубицин. В числе опоздавших неожиданно вошел Сивуда и со словами: «Ну-ну, о чем тут будут говорить люди нового времени. Послушаем» опустился на свободный стул.

Однако «лещ» не помог. Его тут же попросили из зала: «Нам посторонние не нужны». «Да какой же я посторонний?». «Товарищ Сивуда, вам что  повторить?». «Ну, мужики, Ну, демократы. Никак не ожидал. Сами же утверждаете, что партократы все держали в секрете. А сами? Ухожу, ухожу».

С большим интересом наблюдаю эту сцену, догадываюсь, что подходит очередь со мной разговаривать. Точно:

— Вадим Иванович, поговорить надо – о вас, о мэре города.

— Но обо мне свое слово сказала сессия горсовета и думаю, на моей предвыборной «кампании» поставлена точка. Стоит ли затевать разговор?

— Стоит. Если дадите согласие возглавить городскую администрацию, у сессии и не спросят.

С любопытством разглядываю говорившего. Это Нестеров, председатель городского демблока. Мы с ним немного знакомы. Я знал, что года два назад он работал в редакции городской газеты, там с ним и встречались. Потом он ее покинул по неизвестным мне причинам, служил в Суражевке в пожарной части. Большим демократом стал.

Занятый этими мыслями, я не сразу вступил в разговор, и тогда вмешался Голубицин:

— Мы будем рекомендовать – соглашайтесь.

И с ним я также немножко знаком: по редакции. Одно время его уволили из Зейкой сплавной конторы, и тогда за него заступилась редакция. Он как бы в знак благодарности стал писать разоблачительные статьи, тоже оказался вот, среди демократов. Но это и все заслуги этих парней. За год-полтора ни авторитета они себе не нажили, ни громких, хороших дел для города не сотворили. Правда, провели несколько митингов в поддержку президента России Ельцина, в дни путча были на его стороне.

Неожиданно подключились две женщины, присутствовавшие здесь. Они были мне незнакомы, меня называли по имени-отчеству. Одна из женщин быстро нашлась:

— В общем – понятно. Будем рекомендовать, а все вот это вы скажете Кривченко. За ним и будет последнее слово.

Декабрь, 26, четверг

Наконец-то выбрался в Благовещенск. С большим любопытством хожу по коридорам бывшего обкома партии, читаю таблички на дверях. Шокирован до предела. Вокруг, бывало, тишина. Сейчас же во всем чувствуется раскованность (а может мне так кажется). Снуют туда-сюда посетители, громко переговариваются, еще громче здороваются: вместо партийного храма – Смольный 17-го года.

Занятый своими мыслями, не сразу заметил Кривченко (главу администрации области), шедшего навстречу.

— Вадим Иванович, привет! Ты ко мне? Есть серьезный разговор. Догадываешься, о чем с тобой хочу поговорить?

— Да.

— Ну, а раз так, надеюсь, понимаешь, почему так долго в Свободненском районе и в Свободном до сих пор нет глав администрации: не могу подобрать людей-единомышленников. Я внимательно следил по «Зейским огням» за анкетным опросом. Скажу откровенно, сразу на твою кандидатуру обратил внимание. Несколько смущало то обстоятельство, что наши профессии с тобой схожи: мы журналисты. Да что я тебя агитирую? Берись-ка, старик, за дело. Выручай город.

— Опять идти на сессию?

— А зачем ты туда раньше «батьки» ходил? Ведь сессия ничего не решает. Я ей предлагаю свою кандидатуру. А в случае несогласия со мной – назначу и без них. При этом до выборов твои полномочия ничем не будут ущемлены. Знай: в любом случае будешь назначен главой администрации.

Домой я возвращался, конечно, не на крыльях. Шоферу (редакционной машины, с кем знакомы лет пятнадцать) не сказал, где я и у кого был, кем возвращаюсь в Свободный.

Январь, 6 (1992 год)

Зачастили демократы, не стесняясь, просят «портфели». Голубицину отказываю сразу: нет высшего образования. Он мне, мол, прошу не за себя. Одной женщине обещаю подумать, ее профессия связана с электричеством. Еще одной – то же самое, она – инженер-строитель. Больше я ссылаюсь на то, что еще не было назначения.

Раньше не придавал значения, теперь же не пойму кто в демблоке города лидер. Помнится, на одной демонстрации во главе колонны шел В.А. Белан, но с ним я ни разу не встречался, мы не знакомы. Сюда не ходит.

Скромничает В.К. Нестеров. Видимо, за него и хлопочет Голубицин. Не хочу никого обидеть, но мне кажется, если команду начну формировать из демблока, в городе меня просто не поймут: мал авторитет у него.»

Как видим мы из этого повествования те, кто называл себя «либералом» или «демократом» в эпоху слома Советского Союза,  «демократию» подменили самоуправством, трескотней фальшивых словоблудий. Ведь «демократия» подразумевает власть народа, однако из фраз свободненских демократов выходит, что они наплевали не только на народ, но и на избранных этим народом депутатов («если дадите согласие возглавить городскую администрацию, у сессии – то есть у депутатов – и не спросят»). Ну а слова Кривченко, что сессия (депутаты) ничего не решают – это вообще верх «демократического» цинизма. Есть нечто схожее в этом поведении «демократа»-губернатора начала 90-х с нынешними руководителями-«единороссами». Ведь они также ни во что не ставят депутатов (и в первую очередь своих коллег по партии). Ответ этой схожести очевиден – именно «либералы» и «демократы» первой волны заложили нынешнюю систему власти, при которой представительные органы стали просто бутафорией, предназначенной для беспрекословного утверждения спущенных сверху указаний, какими бы глупыми они не были.

Алексей Андреев

 
Присоединяйтесь! Ещё больше новостей в наших группах ВКонтакте и Одноклассники
 

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!