Николай Дегтярёв

ДегтярёвНИКОЛАЙ ДЕГТЯРЁВ, родился 25 января 1947 г. в пос. Серышево Амурской области.  Трудовую жизнь начал на комсомольско-молодёжной стройке в пос. Солнечный Хабаровского края. Служил в спецвойсках особого назначения на советско-китайской границе. 6 лет работал на судах Тихоокеанского бассейна.

Ветеран коммунистической партии: от комсорга в трудовом коллективе до члена обкома КПСС. Ныне – 1-й секретарь горкома КПРФ Белогорска. С 1986 по 1991 год – директор Белогорского дома интерната для престарелых и инвалидов.

 Закончил Челябинский юридический техникум, Академию психологических наук в Санкт-Петербурге. Действительный член Международной ассоциации психоаналитиков. Основатель и лидер трезвеннического движения в Приамурье.

Депутат Амурского областного Совета народных депутатов трёх созывов. Профессор Международной Славянской Академии наук, образования, искусств и культуры.

ТЕЛЕВИЗОР

Телевизор стал иконой
Сатанинскою, конечно.
Не устали бить поклоны
Музыке – попсе потешной.

Смехачи, шуты по моде —
Что в Кремле, что на эстраде.
Нагляделись мы пародий,
Кто есть кто, поймёшь едва ли.

Губы осквернили матом,
Сигаретою вонючей…
А ведь славился когда-то
Наш народ душой могучей!

Я снова на БАМе, — стареет столица.
И Тында окрасилась в серенький цвет.
Здесь редко кому улыбаются лица,
Как будто притушен на улицах свет.

Нет новых свершений на уровне века.
Чуть слышно ручьи с талых сопок журчат.
Что так изменило вот здесь человека?
Но хмурые ели об этом молчат.

Нет слова «романтики», кануло в лету.
В музее пылятся груды знамён.
Значок комсомольский валяется где-то,
Которым заслуженно был награждён.

И душу не греют песни о БАМе.
Их просто сегодня уже не поют.
Неужто забыли о Родине-маме?
А ведь матерей –то не предают!

ПЕСНЯ

Говорят, что досталась мне Родина –
Непутёвая, пьяная мать.
Посмотри: а ты сам не уродина?
Что ты сделал, чтоб ей не страдать?

Наблюдаешь, как хворая, хилая,
Разогнуться не сможет она.
Порастратила силушки милая,
Рассчитавшись с врагами сполна.

А они её душу великую,
Осквернив, растоптали опять.
Разорвали её светлоликую
На кусочки… А как их собрать?

Снова  «княжества» мелкие, ханжество,
Почернели душонки от зла,
А пигмеи – какая им разница –
Обобрали её догола.

Насмехаются сытыми харями
Над народом, что «горькую» пьёт.
А когда-то мы песни горланили:
«Не народ – если он не поёт».

Дикий рэп с колокольными звонами
Не смешать, как бы ты ни хотел.
Не сравнить детский плач с похоронами
Или стоном измученных тел.

Но не песни, а пьяные вопли
Переполнили душу мою.
Эх, скорей бы терпение лопнуло,
А не то сам сейчас запою!

Прости меня, деревня-мать,
Что я не смог тебя спасти.
Волшебной силы обрести,
Чтоб не могла ты впредь страдать.

Полей не паханы просторы,
Всё заросло полынь-травой.
Бурьян сравнялся с головой.
Двор зерновой спалили воры.

Не слышно песен вечерами,
В колхозном клубе тишина.
Как будто здесь прошла война.
Что происходит нынче с нами?

ЛОХИ

Человек – единственное политическое животное

 Аристотель

Губернатор Н.А.Колесов в целях быстрого разграбления Амурской области требовал самороспуска Амурского областного Совета народных депутатов.

Козёл в чужой забрался огород.
Зачем? Об этом писано немало.
Но очень удивился весь народ,
Когда увидел, что козёл…жрёт сало.

А свиньи поставляют ему корм, —
Все те, которые покуда живы,
Не соблюдая всех законных норм,
Что людям до сих пор ещё служили.

Когда в округе начали роптать
На это положение козлячье,
Он съел строптивых, а покорным дать
Решил народный гнев и взгляд палачий.

Но это было мало для него.
Чтоб избежать вопросов и ответов,
Он делает вновь шаг неправовой
На самороспуск нынешних Советов.

И, хрюкая, покорно свиньи те
Все протоколы быстро подписали.
Козёл же, по шакальей правоте,
Сожрал и это тухнувшее сало.

Под маскою козла шакал скрывался.
Читатель, ты давно об этом догадался!

Мораль проста здесь даже для глупца:
Когда во власти встретишь подлеца,
Не удивляйся, что закон и честь
Он будет, как свиней послушных есть.