Перспектива потери Россией Дальнего Востока весьма реальна

35135441_566За последнее двадцатилетие численность населения на российском Дальнем Востоке сократилась более чем на 1,5 млн. человек. Если к началу 1990-х годов количество жителей в дальневосточных регионах превышало 8 млн, то, по оценкам Росстата, к 2014 году этот показатель составлял немногим более 6,2 млн человек.

Проблема оттока населения множество раз становилась предметом обсуждения в верхах российской власти. Чиновники многозначительно указывали на негативные последствия отъезда жителей из восточной части страны, обещали принять меры поддержки Дальнему Востоку, а в 2012 году даже было учреждено специальное министерство, получившее красивое название «Минвостокразвития». Однако положительных результатов от многочисленных обещаний и чиновных перестановок не предвидится. «По-моему, никто, кроме журналистов и самих сотрудников Минвостокразвития, не заметил создания этого министерства. Идея была правильной, но ведомству не дали полномочий и ресурсов. Поэтому его существование представляется столь же бессмысленным, как и существование Минрегионразвития», – прокомментировал ситуацию корреспонденту «Росбалта» директор Института проблем глобализации Михаил Делягин.

Первым министром был Виктор Ишаев – по замечанию Делягина, «человек серьезный», много сделавший для Дальнего Востока. «Однако во время наводнения в Приамурье его угораздило назвать реальную, насколько можно судить, причину этой катастрофы, – сброс воды гидроэлектростанциями, который был осуществлен, по-видимому, по коммерческим причинам. После этого Ишаев был немедленно уволен со всех должностей, а нынешнего министра не слышно и не видно», – напомнил Михаил Делягин. Ситуация на Дальнем Востоке – это вялотекущая катастрофа, которая уже через несколько лет может перейти в острую фазу. Бегство населения происходит из-за полной бесперспективности.

«С одной стороны, экономическая политика государства, насколько можно судить, направлена на подавление всякого развития, в том числе и на Дальнем Востоке. А с другой, в силу монополизма там достаточно высокие тарифы на электроэнергию и слишком высокие тарифы на железнодорожные перевозки. В регионе становится бессмысленно что-либо производить, потому что ни до какого значимого рынка продукцию довезти нельзя», – заметил Михаил Делягин.

Известный экономист отметил, что есть и отдельные успехи, например, достроена железная дорога до Якутска, и со следующего года северный завоз будет частично осуществляться по железной дороге. Уже больше года ведутся разговоры про модернизацию БАМа. Но в реальности системного экономического развития нет. Дальний Восток на глазах становится экономическим придатком Китая.

«Пока контрабанда считалась уголовным преступлением, в регионе существовал баланс между корейским, монгольским и китайским бизнесом. Когда Дмитрий Медведев в свою бытность президентом приравнял контрабанду к административному правонарушению, вроде перехода улицы на красный свет, баланс сломался в пользу китайского бизнеса, и сегодня Дальний Восток стремительно превращается в экономическую колонию Китая. Но кому захочется жить в колонии, когда можно жить в метрополии? Уже год назад численность граждан Российской Федерации, долгое время находящихся на территории Китая, оценивалась чуть больше чем в 100 тысяч человек. А, напомню, Китай – не Швейцария и даже не Украина. Там и экология не очень хорошая, и культура совершенно другая. Этот показатель наглядно свидетельствует о том отчаянии, в котором находится данный регион», – уверен Михаил Делягин. Но зато значительная часть местной элиты, насколько можно судить, летает личными самолетами в свои поместья в Австралию и другие приятные регионы.

О том, что они никак не ощущают забот со стороны Минвостокразвития, говорят и сами жители Дальнего Востока. «Никак не могу оценить работу Минвостокразвития. По крайней мере, не вижу никакой работы этого Минвостокразвития», – заявил депутат законодательного собрания Приморского края, из фракции КПРФ, Артем Самсонов. По мнению депутата, остановить отток населения с Дальнего Востока могло бы обеспечение жильем местных жителей. «Для поощрения оседлости нужно, чтобы люди получали квартиры. Если у человека есть место жительства, у него есть квартира или дом, то он привязан к земле, к городу, ему сложнее уехать. А сейчас уезжают молодые специалисты, часто лишь только закончив вуз. Уезжают либо в Москву, либо за границу, ищут лучшей жизни. Покидают страну, потому что там жить лучше. У меня друзья-однокурсники в Москву уезжают, в Питер, в Австралию, Черногорию. Ни для кого не секрет, что на Дальнем Востоке и климат хуже, чем в остальной России. Поэтому и пенсионеры уезжают из-за климата. Поработал, заработал пенсию, может, кто-то еще подворовал чего-нибудь, и уехал, купил себе домик где-нибудь в Краснодарском крае. Плюс дети уже давно там», – перечислил Артем Самсонов «случаи из жизни».

Когда серьезные эксперты говорят о реальной перспективе потери Россией Дальнего Востока, то некоторые сограждане воспринимают это предупреждение скептически. Просто потому, что привыкли считать Дальний Восток извечной территорией России. И даже в голове у многих не укладывается – как это Дальний Восток может перестать быть российским?.. Но, наверное, следует вспомнить судьбу Аляски, которая тоже когда-то считалась российской землей. Не получится ли так, что по прошествии недолгого времени россияне будут вспоминать о Дальнем Востоке, как об уже потерянной Аляске?

Дмитрий Ремизов, Росбалт.ру

 
Присоединяйтесь! Ещё больше новостей в наших группах ВКонтакте и Одноклассники
 

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!