Песня живёт до сих пор

Пётр Семёнович Парфёнов
Автору гимна о дальневосточных партизанах исполнилось 120 лет.

Помните такую песню:

«По долинам и по взгорьям

Шла дивизия вперёд,

Чтобы с бою взять Приморье –

Белой армии оплот»?

Второй куплет особенно нравился нам, амурчанам: звучал родной географический термин. Все песни, как правило, про столицу, запад, а в тут – наши, знакомые места!

«Наливалися знамёна

Кумачом последних ран.

Шли лихие эскадроны

ПРИАМУРСКИХ партизан».

29 июня автору текста этой песни – нашему земляку Петру Парфёнову –исполнилось бы 120 лет. Известно, что он партизанил от Забайкалья до Тихого океана, бывал и в Приамурье.

Есть во Владивостоке старая гостиница «Золотой рог». Здесь в 1914 году работал помощником швейцара будущий автор текста самой знаменитой песни дальневосточных партизан Пётр Семёнович Парфёнов. Он повидал немало: воевал в первую мировую войну, стал большевиком, был избран делегатом Второго Всероссийского съезда Советов, провозгласившего в октябре 1917 года рождение первого в мире государства рабочих и крестьян.

Писать начал с юношеских лет. Печатался в газетах, опубликовал книгу воспоминаний о борьбе за Дальний Восток. В начале 1920 года после ликвидации колчаковщины и освобождения Владивостока политический уполномоченный при начальнике Никольско-Уссурийского гарнизона, где служил Парфёнов, делая доклад, заметил:

– Полтора месяца мы стоим у власти, а красноармейцы распевают колчаковскую «Канарейку! Мы ничего не можем предложить им взамен.

Начальник политотдела вспомнил, что на днях слышал подходящую песню, написанную Парфёновым.

Послали за сочинителем. Тот отказался прочесть текст перед авторитетным собранием, сославшись на то, что ещё не всё готово.

– Над песней основательно работать надо. А вот когда работать – ума не приложу. Нет у меня времени!

«Партизанский поэт» тут же получил задание – в порядке воинской дисциплины в трёхдневный срок представить на одобрение политического отдела завершённый текст красноармейской песни.

– Помни, товарищ Парфёнов, – сказал командир партизанской армии, руководитель военного совета Приморья Сергей Лазо, – песня нам нужна такая, чтобы с ней наши бойцы могли идти в бой, как со знаменем!

– Не забудь только отметить, товарищ поэт, как мы семь дней и шесть ночей дрались с японцами, американцами и англичанами под Спасском, – добавил один из руководителей партизанского движения Сакович. – И про амурчан обязательно упомяни!

Парфёнов принялся за работу. Дело спорилось – уложился в срок.

Прочитал товарищам, те покритиковали. Стал переделывать. Но дело это нелёгкое: то размер получался иной, то не удавалась рифма, то содержание нового куплета не вязалось с предыдущим, старым. Тем временем в апреле 1920 года, нарушив мирное соглашение, выступили японцы. Захватили и зверски сожгли в паровозной топке лучших командиров. В такой обстановке «Партизанский гимн» (так назвал свою песню Парфёнов) стал произведением нелегальным. Ни один издатель во Владивостоке не рискнул его напечатать. Но Парфёнов всё же выступал с исполнением своей песни на вечерах и собраниях.

После решающих боёв у Волочаевки, Хабаровск был освобождён. Как только Парфёнов узнал об этом, он заменил в песне «николаевские дни» на «волочаевские». Хотя в песне речь шла о Николаевске-на-Амуре, сожжённом дотла в огне гражданской войны, слишком ненавистно в те времена было имя Николай: напоминало о царе. Одновременно вместо «этих дней» Парфёнов написал: «этих лет не смолкнет слава».

Песня стала распространяться. 26 июня 1929 года на одном из смотров в исполнении роты под командованием Ильи Атурова её услышал московский профессор Александр Александров. А вскоре при создании литературно-музыкального монтажа «Особой Дальневосточной армии» в столице профессор «пристроил» свою находку. Текст всего монтажа написал поэт-песенник Сергей Алымов. В годы гражданской войны он работал на Дальнем Востоке, знал текст популярного «Партизанского гимна». Вычеркнул оттуда второй куплет, в остальные внёс некоторые изменения и ...подписался своей фамилией. Видимо, рассчитывал на то, что автор о том знать не будет, да может, его и нет уже в живых.

Новая работа имела большой успех. В исполнении ансамбля песня «По долинам и по взгорьям» получила широчайшую известность. Радио, грамзапись, многочисленные издания способствовали фантастической популярности песни, которая распространялась как творчество Алымова.

Однако члены дальневосточного землячества, существовавшего в тридцатых годах при Центральном доме Красной Армии имени М.В.Фрунзе в Москве, сочли своим долгом направить в редакцию «Известий» письмо, опубликованное в газете 10 сентября 1934 года. В заметке говорилось, что известная песня приамурских партизан принадлежит Петру Парфёнову и написана им ещё в марте 1920 года. Это факт удостоверяли писатели Е. Пермитин, Н.Низовой, Михаил Алексеев и другие.

Справедливость в отношении Петра Парфёнова восторжествовала только в 1962, когда суд подтвердил его авторство знаменитого гимна.

Эта песня популярна и поныне, хотя начиная с 1990 года (я посмотрел внимательно) ни в одном российском песеннике она уже больше не публикуется – гражданская война, её герои не представляют интереса для сегодняшнего политического режима. Задача последнего – вообще стереть из памяти народа воспоминания о времени сопротивления белогвардейцам вкупе с иностранными захватчиками.

«И останутся, как сказка,

Как манящие огни,

Штурмовые ночи Спасска,

Волочаевские дни».

Тем ни менее, песня живёт. Мелодия красивая, и текст хороший.

 

Александр Бобошко

 

(В статье использованы материалы из песенника «Красная гвоздика», издательства «Молодая гвардия», 1966 г., «Энциклопедии заблуждений», 2002 г., газеты «Тихоокеанская звезда»).

 
Присоединяйтесь! Ещё больше новостей в наших группах ВКонтакте и Одноклассники
 

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!