Сергей Мацкан: «Работать на благо человека труда – вот истинная ценность»

«Развитие народных предприятий, основанных на кооперации, – важный элемент борьбы за социализм, за торжество общественной собственности.»

Г.А. Зюганов

Развитие народных предприятий названо важнейшим приоритетом в антикризисной программе КПРФ. Основа этих предприятий в том, что они ‒ общая собственность работников. Успешных примеров этому очень много, в том числе и в мировой практике. Мы о них уже неоднократно упоминали. Одна из форм подобного рода предприятий ‒ это потребительская кооперация. Именно такой кооператив в Завитинском районе возглавляет коммунист Сергей Мацкан. Накануне он побывал в редакции газеты «Коммунисты Амура» и поделился своим передовым опытом.

Mackan_ushhitaСергей Мацкан, руководитель потребительского кооператива «Единство» в Завитинске, уверен в большом потенциале потребкооперации, которой сегодня не уделяется должного внимания. А ведь совсем недавно именно потребкооперация решала проблему снабжения села товарами первой необходимости и выполняла задачу реализации сельхозпродукции. Основа потребительской кооперации ‒ это пайщики. Это те, кто вкладывал деньги, материальные средства для покупки товаров. Основные виды деятельности так называемых в советское время сельпо и райпо ‒ производство, заготовительная деятельность, торговля, общественное питание. Сергей Мацкан в этой сфере уже 7 лет и уверен, что у потребкооперации большое будущее.

‒ Сергей Владимирович, в чем заключается смысл кооперации сегодня?

‒ Потребительская кооперация раньше создавалась для чего? У сельских производителей закупался картофель, а затем реализовывался большими объемами по рынкам сбыта. То есть это было звено между государством и селом.

Но жизнь меняется, меняется и потребительская кооперация. Основные функции, которые на нее были возложены ранее, уже не актуальны. Село сейчас столько не производит. Соответственно у жителей нет больших проблем с реализацией продуктов, за неимением таковых. Рынок оккупировал импорт, преимущественно китайский. Наша продукция большим спросом не пользуется.

‒ А как же пресловутая политика импортозамещения?

IMG-20160421-WA0002‒ Мы не попадаем не под одну господдержку. Но налоги платим те же, что и индивидуальный предприниматель. Так что, провозглашать с трибун можно многое, вопрос в том, что конкретно делается для поддержки.

Ранее у потребкооператоров имелись, базы, овощехранилища. Овощи для армии заготавливались через нашу систему. Сейчас мы не можем выходить на рынок. Дело в том, что нынешняя практика конкурсов очень своеобразна. Как правило, в них не выигрывают случайные люди. Решающую роль в этом играют так называемые «откаты». Мы на такие издержки не можем закладывать средства, хотя бы потому, что работаем строго по закону.

‒ И все таки, даже в этой ситуации, получается занять свою нишу?

‒ Активно заготавливаем дикоросы: папоротник, грузди. Они пользуются большим спросом. Правда, объемы у нас небольшие. Раньше, в советское время, мы готовили папоротник на экспорт для Японии. Сейчас Благовещенск очень хорошо забирает дикоросы и консервированные заготовки (соленые огурцы, квашеную капусту).

Есть у кооператива своя пекарня. Производим хлеб и хлебобулочные изделия. Я требую, чтобы в магазинах нашего объединения продавалась продукция собственного производства. От хлеба до полуфабрикатов. Таким образом, мы не только занимаем нишу в производстве и торговле, но и создаём рабочие места. Так, закупаем мясо в подворьях, у фермеров. Но не просто его перепродаем, а делаем полуфабрикаты, в столовой готовим обеды.

‒ В понимании обывателя хлеб ‒ не просто бизнес, это определенная социальная нагрузка. Можно ли сегодня прокормиться пекарней?

IMG-20160421-WA0006‒ Меряться заработком потребкооператору с тем же индивидуальным предпринимателем нам нет никакого смысла. Во-первых, мы не можем работать по серым схемам. Наши работники получают белую зарплату, так что экономить на выплатах и налогах не получится. Нас ведь кроме налоговой инспекции еще и вышестоящая бухгалтерия проверяет. Затем частные пекарни себестоимость хлеба уменьшают за счет разного рода добавок, консервантов, некачественного сырья. Такие хлебопеки буторят муку ‒ добавляют всякие загустители, селитры, улучшители. И таким образом муку второго сорта разными присадками доводят до высшего. А я, почему таким не занимаюсь? Отвечу прямо и откровенно ‒ хлеб этот ем я и мои родители. В полуфабрикатах никаких добавок нет. Разве что хлеб в фарше для котлет. И в своей продукции я уверен. Если это пельмень, то в тесте мясной фарш, а не соя какая-нибудь. То же самое и с хлебом.

Если мне нужно везти продукцию на анализы, я никогда не предупреждаю подчиненных. Никто не знает, что я повезу продукты в лабораторию. Просто приехал в магазин, как себе купил хлеб, пельмени и поехал. Понимаете, что бы ни случилось, за все отвечает руководитель. Если кто-то отравится, ответственность ляжет только на меня, а мне этого не надо. Поэтому если я прихожу в столовую, то не в банкетке обедаю, а в общем зале из той же самой кухни. Как руководитель будет смотреть за всеми процессами, так всё и будет развиваться. Все знают, если я в субботу или в воскресенье не появился – это нонсенс. Я могу и в 6 часов заехать, и в 12. Если сам не сделаешь, никто не сделает. Так меня приучили, начиная с армии. Порядок должен быть везде, если хочешь, чтобы что то работало.

‒ Много сейчас людей задействовано в вашем производстве?

‒ В Амурской области более 9 тысяч людей, связанных с потребительской кооперацией: работников и пайщиков. В нашем кооперативе коллектив небольшой ‒ около 60 человек. в основном женщины.

‒ А как сами оказались в этом деле?

IMG-20160421-WA0011‒ Я пришел в кооператив в 2009 году. До этого более девяти лет служил в милиции. В итоге уволился. Система заела. К сожалению, в этой системе многое решают родственные связи и знакомства. Поэтому решил восстановиться в армии. Пока ждал ответа, попросили помочь в кооперативе. Так как работать спустя рукава я не привык, взялся за дело с полной отдачей. Получилось так, что пришлось возглавить предприятие. Правда тут же, как в жизни бывает, предложили восстановиться в армии, но бросить людей я уже не мог. Так и остался потребкооператором.

‒ Есть сегодня перспективы роста у подобных предприятий?

‒ Если эта система уже просуществовала около 180 лет и находила свою нишу при любой экономической формации, наверное, у нее есть шансы на будущее. Кооперация показала свою способность изменяться, приспосабливаться к новым условиям. Но самое главное зависит от людей. Там где люди целеустремленные, думают о каких-то перспективах, там всё работает.

Ведь бывает до абсурда доходит: на одном поле с одной стороны китайцы – у них урожай пышет, а у наших – трава. Начинаешь спрашивать, почему так происходит? Отвечают: «не родит у нас земля». Получается, у китайцев родит, а у нас нет. Если есть желание всегда земля будет работать. Когда человек будет знать, что у него есть рабочее место, которое надо сохранить, он и будет стараться. А если он пришел на землю с таким хамским отношением ‒ сегодня от пуза наелся, а завтра трава не расти, ничего не получится. И ему кажется, что он стал богаче, но ведь по-настоящему богаче человек становится не материально, а духовно. Не возможно благосостояние измерять только соотношением количества денежных купюр. Создать то, что будет работать на перспективу, на благо человека труда, вот истинная ценность.

Беседовал Семён Верещагин

 
ПОДПИШИТЕСЬ и будьте в курсе свежих новостей
 

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!