Степан Оганесян: «Я должен быть там, где моему народу тяжело»

Первый секретарь райкома КПРФ Степан Оганесян – одна из самых известных личностей города Свободный. В первую очередь тем, что из под флага поддержки социализма в ярые антисоветчики никогда не метался. Придерживаться социальной справедливости сегодня явно невыгодно, но Оганесяна это не волнует. По его словам, «я был и буду коммунистом до последнего вздоха. Сколько бы ни врали московские, а теперь и местные, предатели о КПСС и её преемнице КПРФ, я глубоко убеждён – лучше этой партии для того, чтобы создать достойную жизнь трудолюбивому русскому народу, не найти».

Oganesjan_samoletРодился Степан Рафикович в 1959 году чуть ли не на другом конце планеты: в одном из крохотных сёл далёкой жаркой Армении. Его отец – милиционер, наводил общественный правопорядок, а мама устраивала уют в собственном доме. Маленькому Стёпе очень нравились отцовские погоны, он мечтал о них, но впоследствии стал носить другие погоны – военные. Для этой цели поступил в Тбилисское Высшее артиллерийское училище.

‒ Но почему вы оказались в Приамурье? Здесь не ваш климат, к тому же весьма далеко от родного дома… Не повезло с распределением?

‒ Вовсе нет! Я сам изъявил желание служить на дальних рубежах моей Родины. В отличие от большинства коллег-выпускников, которые изо всех сил стремились попасть за рубеж. Но я считал, что на Дальнем Востоке служить хоть и не легче, чем в Восточной Европе, зато – престижнее.

К сожалению, в артиллеристы не попал. Штаб округа в Хабаровске направил меня в город Свободный, к ракетчикам. Долго я не унывал: в течение года стал отличником боевой и политической подготовки ракетных войск. Мой расчёт занял первое место в округе.

В партии – 30 лет

‒ Когда и почему Вы вступили в Коммунистическую партию?

‒ Это произошло в 1986 году, когда я уже четвёртый год служил в ракетном дивизионе в Свободном. Написал заявление о приёме в КПСС, так как считал, что командир обязан быть партийным. Иначе нельзя, идеология партии и служба в армии во многом совпадают, поскольку там и там защищаются интересы государства и его народа.

Будучи членом КПСС, я получил возможность общаться непосредственно с гражданским населением. Вскоре свободненцы поняли, что придерживаюсь принципа: «Дал слово – умри, но сдержи его!». Ну, и то, что вообще контактный, мобильный, люблю юмор (смеётся ‒ А.Б.), легко схожусь с людьми. И вскоре выдвинули меня депутатом городского Совета народных депутатов в Свободном. С тех пор считаю, что моя жизнь вплотную связана с моим народом, что я должен быть там, где моему народу тяжело.

‒ Вы были депутатом и одновременно служили?

‒ Да. Хотя совмещение потребовало от меня максимальной концентрации всех душевных и физических сил, честное слово, я почувствовал себя ещё более нужным людям. А такое ощущение многого стоит!

‒ Но после окончания этих светлых времён, после крушения Советского Союза, чем Вы стали заниматься?

‒ Когда ракетный дивизион был сокращён, в областном военкомате мне предложили работу в военкомате Свободного. Вначале, помню, спросили: «Где именно хочешь служить?» А я ответил: «Куда Родина пошлёт, там и буду».

Всему этому меня партия научила. А, кстати, вот сейчас, когда вы берёте интервью, смотрите, какая вокруг красота! Не хуже, чем в моей родной Армении! – цветут сирень, черёмуха, вишня. И всё это в мае-месяце, который замечателен для меня двумя самыми яркими событиями в жизни: днём моего рождения и вступлением в коммунистическую партию. Согласно прожитого круглой даты сегодня нет, а вот в компартии сейчас я юбиляр, нахожусь в ней ровно три десятка лет!

«Лучше в армии, чем в тюрьме!»

‒ Итак, работа в военкомате. Артиллерия, отборные ракетные войска … и вдруг ‒ кабинетная скука, горы бумаг и безусые новобранцы. Наверное, такие изменения не совсем были по душе деятельному и сверхактивному Оганесяну?

‒ Более не по душе мне были произнесённые на всю страну в адрес молодёжи слова президента Ельцина: «Не хотите служить – не служите!». Я буквально был ошарашен таким заявлением первого лица государства! Какую чепуху он городит?! Если пустить армию на самотёк, кто же будет охранять тогда священные рубежи моей Родины?!

В общем, стал я начальником 2-го отделения (по призыву). Пришёл на новую работу и ужаснулся. После развала государства, после смятения умов и душ моих соотечественников, после уже упомянутых ельцинских слов, городской военкомат недобрал большое количество призывников. Множество крепких парней через своих пап и мам откупились от армии. Часть призывников вообще подалась в бега, игнорировала повестки, не приходила на сборы и т.д.

Я организовал такую патриотическую акцию. Пришёл в редакцию газеты «Зейский вестник» и попросил кого-нибудь из корреспондентов посетить госпиталь в Ростове-на-Дону, где находились на лечении солдаты, раненные в Чеченской войне.

‒ Демократы предпочитают называть события в Чеченской республике не войной, а антитеррористической кампанией.

‒ Суть от этого не меняется! Дело в том, что в то время жители Свободного стали приносить в военкомат различные подарки: вязаные рукавицы и шарфы, одежду и книги, соления и копчения и т.д. для того, чтобы передать всё это раненым. С надеждой: вдруг там находятся и наши свободненские бойцы. Одна из работниц газеты согласилась на моё предложение. Я за свой счёт купил ей билет на самолёт туда и назад. Проводил до самолёта с кучей подарков и встретил при возвращении. Правда, в ростовском госпитале амурчан не оказалось, но это только обрадовало родителей тех ребят, кто служил в это время. Значит, их сыновья живы и здоровы! В «Зейских огнях» появилось несколько статей патриотического толка, где раненые рассказывали о защите целостности российского государства, о братстве и поддержке друг друга в тяжёлых военных обстоятельствах.

Я сам лично ходил к уклонистам домой, разговаривал с каждым из них наедине. Спрашивал: «Что лучше, дорогой? Или тюрьма, или служба в армии, охраняя свою Родину?» Все выбирали второе. Я собрал тех, кто уже получил военные билеты по причине, якобы, болезней или согласно их принадлежности к наркоманам и психопатам. Я поменял всю врачебную призывную комиссию. По-настоящему больных призывников освободил от воинской обязанности, а остальным, «оказавшимся вдруг» крепкими и здоровыми, посоветовал не обращаться к родителям по поводу новой взятки «важным лицам», а спокойно идти в армию. Что они и сделали.

Как только в Свободном образовалась КПРФ, я тут же стал её членом. Хотя офицерам было запрещено заниматься политикой, я сказал, что моя политическая деятельность, мои взгляды не против моей Родины, наоборот, за её укрепление! Что идеология партии, ленинские установки – кредо моей жизни. В 2012 году мне удалось создать отделение КПРФ в Свободненском районе. В данный момент нас 65 человек.

‒ Вам удаётся  что-то сделать для улучшения жизни простого народа? Ведь против коммунистов сейчас действует мощный административный ресурс правящей партии.

‒ В феврале 2015 года председатель районного Совета народных депутатов попытался вынести на сессию изменения в устав, которые бы позволили увеличить муниципальную прибавку к пенсии чиновникам выборных должностей до 45% от зарплаты должностного лица. Но за час до начала заседания депутатов мы, коммунисты, организовали пикет около здания администрации и потребовали не выносить на обсуждение этот документ. Нам стоило больших нервов убедить депутатов не голосовать за столь возмутительную несправедливость. И мы добились своего! Так же нам удалось отстоять прямые выборы мэра города Свободный.

Я вижу, что всё больше жителей моего города понимает, что нельзя быть пассивными, что поодиночке мы бессильны перед тем, что творится сегодня, пред всей этой мерзостью, что выделывают наши местные чиновники, заботясь только о собственном обогащении. А на народ им, мягко говоря, наплевать. Вспоминают о нём только перед выборами.

По сути дела все социалистические ценности похоронены нынешними властями. Чтобы наши люди не забывали, что такое социализм, я пригласил в Свободный творческий коллектив из коммунистического Китая из города Дацин, и они показали нашим зрителям настоящее доброе и чистое искусство, а не американизированное, пошлое и грязное, что демонстрируют нам теперь налево и направо концертные организации и телевидение.

Кто-то, наверное, усомнится, что я отдаю свои деньги на подобные мероприятия, а я им отвечу: «У меня хорошая по нынешним временам пенсия. Но не считаю, что она справедливая. Колхозник или рабочий должен был получать не меньше меня. Вот потому трачу свои заработанные на добрые дела».

Беседовал Александр Бобошко

 

 
ПОДПИШИТЕСЬ и будьте в курсе свежих новостей
 

Комментарии к записи "Степан Оганесян: «Я должен быть там, где моему народу тяжело»"

Посмотреть последние комментарии
  • Красноармеец

    Степан — ты молодец! Так держать, враги нашей Родины тебя боятся.

    Девиз Советской армии — За нашу Советскую Родину! Такой девиз в СССР был в каждой воинской части. Сейчас он очень актуален.

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!