Экологи страны просят не затевать «стройку века» на Амуре

11242Противопаводковые ГЭС для Китая не нужны ни нам, ни им? Китайской корпорации «Три ущелья» пока не спешат вкладываться в противопаводковые ГЭС «РусГидро».

Правительственная комиссия по вопросам развития электроэнергетики под председательством вице-премьера Аркадия Дворковича на заседании 28 мая одобрила параметры инвестпрограмм «РусГидро». Глава «Русгидро» ранее сообщал, что  рассчитывает на участие «Роснефтегаза» в софинансировании строительства новых ГЭС на Дальнем Востоке. Ранее госкомпания также рассматривала возможность привлечения из Фонда национального благосостояния 87,2 миллиарда рублей на строительство четырех «противопаводковых» ГЭС на Дальнем Востоке.

К 2025 году компания планирует в этом регионе начать строительство ГЭС и ТЭЦ на общую сумму 500 миллиардов рублей.  Председатель  Российско-китайского делового совета  Геннадий Тимченко каждые две недели сообщает прессе, что,  не покладая рук, убеждает китайских партнеров вложиться в противопаводковый проект в обмен на получение дешевой электроэнергии. Видимо, есть приказ сверху: во что бы то ни стало построить  ГЭС на притоках Амура. Его целесообразность вызывает большие сомнения,  как у экологов, так и у экономистов.

Как сообщил российский координатор Международной коалиции «Реки без Границ», Александр Колотов, участники IV Всероссийской конференции экологических активистов «Экология России: право на жизнь», прошедшей 28-30 мая под Санкт-Петербургом, экологи глубоко обеспокоены планами создания новых, так называемых «противопаводковых» гидроэлектростанций в бассейне Амура, чье негативное воздействие на экосистемы и заповедники региона трудно переоценить.
В резолюции конференции сказано, что строительство четырех заявляемых ГЭС приведет к деградации природного комплекса среднего течения реки Амур, к исчезновению мест нереста многих видов рыб, к ухудшению качества воды и активизации эрозии — и это не полный список. Итогом документа стало просьба о рассмотрении других, более щадящих с экологическо

й точки зрения меры защиты населенных пунктов Амурской области от паводковых рисков.

Колотов отметил, что экологические риски от создания новых плотин ложатся преимущественно на российскую сторону, в то время как Китай получает основную выгоду от противопаводкового эффекта, так как сможет полнее реализовать собственный экономический и демографический потенциал, ускорив освоение своего берега Амура и значительно увеличив там плотность населения.


Печальная арифметика противопаводковых ГЭС 

По данным наших источников, стоимость строительства четырех «противопаводковых» ГЭС «РусГидро» (Нижне-Зейской, Гилюйской, Нижне-Ниманской и Селемджинской) консервативно оценивается в 300-400 миллиардов рублей, при этом, согласно мировой статистике, в процессе стройки она должна увеличиться минимум вдвое, а в России, может, и вчетверо. Весьма сомнительный противопаводковый эффект этих станций следует ожидать через 10-20 лет.

Предлагается затопить более 160 тысяч га, чтобы создать менее 8 кубокилометров противопаводковой емкости, способной предотвратить наводнение на  87 тысячах га, т.е. вдвое меньшей площади.  Ожидаемое оптимистами из «РусГидро» снижение пика паводка у Благовещенска — 25-35 см на 1 кубокилометр «противопаводковой» емкости водохранилища, при стоимости его создания  в 13 миллиардов рублей за кубокилометр.

При этом известно, что в 2013 году для борьбы с паводком удалось задействовать лишь 9 из 30  кубокилометров  уже имеющейся противопаводковой емкости Зейского водохранилища. Усовершенствовать противопаводковые функции существующей ГЭС можно куда быстрее и дешевле чем построить новые с втрое меньшей емкостью. Скорее всего, достаточно построить обводной водосброс как на Саяно-Шушенской  ГЭС и изменить правила использования водохранилища.

Пока «РусГидро» и остальным лоббистам программы удается виртуозно скрывать, что существенного противопаводкового эффекта от новых ГЭС ждать не приходится. В ходе последнего визита Путина в регион такой эффект был приписан даже посещенной им строящейся Нижне-Бурейской ГЭС, у которой просто отсутствуют какие-либо противопаводковые емкости.

 

Она действительно способна сглаживать неестественные и очень вредные для реки суточные волны попуска (мелководная волна), создаваемые вышележащей Бурейской ГЭС, являющейся контррегулятором. И, хотя  к защите от паводков это не имеет отношения, вся пресса хвалила новострой  за «определенную противопаводковую функцию», а глава государства, видимо, уехал в уверенности, что это чистая  правда.

Со стороны электроэнергетики проект противопаводковых ГЭС еще более сомнителен: предлагается создать 1,8 гигаватт установленной мощности по цене более 4 тысяч долларов за киловатт — при стоимости в 2-3 тысячи долларов в среднем по отрасли. В год комплекс даст выручку в 10-11 миллиардов рублей. Хватит ли этих денег, чтобы платить проценты по кредитам? Даже в «РусГидро» на этот вопрос дают отрицательный ответ и просят десятки миллиардов из ФНБ.

Федеральными органами исполнительной власти параллельно ведется разработка проекта инженерной защиты (обвалования) населенных пунктов в затрагиваемых территориях. К счастью пока в России населенными пунктами занято менее 2% территории паводкоопасных участков пойм Амура и его притоков, и недостатка в не подверженных рискам землях вне пойм нет. В это время на главном китайском притоке Сунгари интенсивно освоено  более 50%  площади пойм.

Так вот, стоимость инженерной защиты всех крупных населенных пунктов в российской части  составляет  около 20 миллиардов рублей, а работы можно завершить в течение ближайших  3-5 лет. Разница проста: защита дамбами — быстра, адресна и гарантирована для паводка, на который они рассчитаны, а защита путем регулирования стока на ГЭС -  размазана по всей пойме и действовать начнет спустя десятилетия, а так же, как продемонстрировали паводки 2007 и 2013 годов, вовсе не гарантирована для  каждого населенного пункта. Стоимость же сооружений различается на порядок.

Коалиция «Реки без границ» и еще 19 экологических организаций в марте уже обращались к полномочному представителю президента РФ в Дальневосточном федеральном округе вице-премьеру Юрию Трутневу и вице-премьеру Аркадию Дворковичу  с предложением рассмотреть альтернативный подход к снижению рисков и улучшению качества жизни в российском Приамурье.

Комплексный подход основан на использовании существующих водохранилищ, добровольном переселении страдающих деревень, строительстве защитных дамб, ограничении застройки пойм, стимулировании адаптированного к природным условиям развития приречных территорий и модернизации инфраструктуры поселений. Ответ, полученный из Минэнерго, сообщал, что некомпетентно в сравнении вариантов противопаводковых программ, но продвигает программу противопаводковых ГЭС, разработанную «РусГидро».

На днях Правительство РФ заявило, что намерено отказаться от проектов по созданию строительства важного моста через реку Лену за 39 миллиардов. А правительство Амурской области, где планируются неокупаемые ГЭС, сообщило, что его внешний долг достиг рекордных 23 миллиардов (86% собственных доходов) и воззвало к помощи. Это ли не повод задуматься, нужны ли сейчас энергоизбыточной азиатской России «противопаводковые» ГЭС?

 Китайские риски и сомнения

В связи с исчерпанием внутренних инвестресусов крайне актуален вопрос: почему руководители крупнейшей китайской корпорации «Три ущелья»* пока не спешат вкладываться в противопаводковые ГЭС «РусГидро»?  Вопреки ожиданиям,  во время майского визита Путина в КНР, «РусГидро» были подписаны два контракта на иные темы, но не соглашение с самым крупным китайским партнером. Точного объяснения мы, увы, не знаем, так что давайте пофантазируем.

Во-первых, из вышеописанного ясно, что данные противопаводковые ГЭС — очень плохой бизнес, не сулящий честной прибыли. Кроме того по китайским масштабам 1,8 гигаватт — не та мощность, за экспорт которой стоит серьезно бороться. Неделей ранее корпорация «Три ущелья» ввела в строй ГЭС Силоду мощностью 13 гигаватт.  Если же российское руководство действительно собирается использовать новые ГЭС в качестве средства борьбы с паводками, то это больно ударит по интересам китайских партнеров, так как перед паводком воду придется сбрасывать в холостую, и обещанные уровни экспорта электроэнергии не будут достигнуты.

Пока господин Тимченко и другие ответственные российско-китайские договорщики говорят нам, что Китаю нужна электроэнергия этих ГЭС и он непременно вложится в их строительство, китайская сторона, видимо, ждет когда Россия объявит, сколько денег будет потрачено на эту бессмыслицу из народного кармана в форме вливания из ФНБ, снижения или отказа от налогов и т.д. Как показал пример с газопроводом,  китайцы могут подождать и десятилетие до тех пор, пока российский партнер окончательно прогнется и согласится создавать ГЭС в основном за свой счет.

Во-вторых, «Три ущелья» стремятся завоевать имидж социально и экологически ответственной компании и тратят на это немалые силы и средства. А это значит, что, с одной стороны, они постараются не участвовать в проекте, не прошедшем экологической экспертизы по международным стандартам и не получившем поддержки местного населения.

Китайская корпорация сейчас вкладывает «в экологию» в бассейне Янцзы чуть меньше миллиарда юаней в год и будет ожидать, по крайней мере, такого же уровня экологических трат от проектов партнера.

С другой стороны, «Три Ущелья» позиционируют себя как «кампания возобновимых источников энергии» и их приоритет — диверсификация портфеля в сторону крупных проектов ветряной и солнечной энергетики, ибо у них сейчас уже слишком большая (98%) доля ГЭС и это они считают существенным риском в будущем. Недаром другая китайская корпорация Dongfang Electric International в мае подписала с «РусГидро» договор, в том числе и о солнечной энергетике в Якутии.

В-третьих, «Три ущелья» на данном этапе, возможно, смущает имидж российский государственных корпораций и тех, кто помогает им вести переговоры.

Причина этого не в особой чувствительности именно этой компании, а в недавнем наезде на нее госинспекторов. «Три Ущелья» только что прошла через горнило антикоррупционной чистки и относительно легко отделалась лишь заменой двух высших руководителей («тигров» по терминологии Си Цзиньпина) и  дисциплинарными взысканиями для многих  менеджеров поменьше («мух» по той же классификации).

Зато вокруг чубы затрещали всерьез. Не дожидаясь расследования  вышел из окна 6 этажа бывший вице-директор компании, впоследствии работник Госсовета Ли Уфен.  Под расследование попали несколько вице-губернаторов провинции Хубей за растрату средств при переселении с затопляемых водохранилищем земель.

 

Как сообщает посвященный российско-китайскому сотрудничеству сайт Си-Бо-Ли-Я, самой крупной мишенью кампании, начатой Си Цзиньпинем, является семья бывшего премьера страны Ли Пэна, одного из тех, кто настоял на одобрении проекта плотины «Три Ущелья» в 1992 году и считается виновником подавления протестов  на площади Тяньанмень — первой попытки азиатской оранжевой революции. Он сам, его сын и дочь приняли живейшее участие в создании энергетических корпораций Китая, в компании «Три Ущелья» и дочерних структурах им принадлежат немалые доли.

В процессе проверки корпорации  вскрылись не только тендеры в пользу своих подрядчиков, чрезмерные вознаграждения, скупка недвижимости топ-менеджерами, не поощряемая ныне склонность к роскоши, но и более системные проблемы, вредящие ее имиджу.

Гнев китайского народа (буквально кипящий в интернете) вызывает то, что первоначально строительство гигантской плотины оценивалось в 9 миллиардов долларов США, а по последним подсчетам, ГЭС обошлась во все 60 миллиардов — в основном  из госбюджета. Для её строительства население 14 провинций было обложено  «временным» налогом на электроэнергию, дополнительно аккумулировавшим 500 миллиардов юаней, и не отмененным по сию пору в виду необходимости «дальнейшего освоения бассейна Янцзы».

Репутации корпорации уже нанесен очень существенный ущерб, и теперь она сама и все её дочки  должны  всемерно предотвращать любые поводы для обвинения в коррупции. А это весьма сложно, например, когда всемирно известный дружбой с президентом бизнесмен Геннадий Тимченко настаивает на вашем сотрудничестве с РусГидро, совет директоров которой в российской прессе обвиняется примерно в тех же смертных грехах, которые недавно вскрылись при  проверке китайской корпорации:  несообразный рост доходов, скупка недвижимости, непрозрачные тендеры и т.п.

Наверное, разумно выждать пока утихнет коррупционный скандал в Китае, а потом вернуться к столь щекотливым переговорам. Глава России жестко раскритиковал стоящего у руля «РусГидро» Евгения Дода за отсутствие противодействия коррупции.

То есть с противопаводковыми ГЭС, китайцы, если и помогут РусГидро, то не сразу, а только после «экологического отбеливания» программы, и главное — только за счет российской казны. Поэтому те же и меньшие средства, вложенные государством в более социально-ориентированные и краткосрочные проекты развития экономики и инфраструктуры поселений Приамурья, скорее всего, привлекут больше реальных китайских и иных  инвестиций, чем вышеописанная программа противопаводковых ГЭС. Если же государство продолжит вложения в убыточные мегапроекты, Приамурье может стать банкротом, а население проголосует за такую политику развития ногами, устремившись как на запад, так и через речку в Китай, где уже сейчас работает более 500 тысяч квалифицированных российских специалистов.

 Семен Ласкин

www.debri-dv.ru

 
Присоединяйтесь! Ещё больше новостей в наших группах ВКонтакте и Одноклассники
 

Оставьте свой отзыв, пожелание или Задайте нам вопрос!