Валентин Пирог

Валентин ПирогВАЛЕНТИН ПИРОГ

Родился 25 сентября 1935 года в селе Георгиевка Октябрьского района Амурской области. В 1951 г. окончил Белогорское железнодорожное училище. С 1954 по 1957 г.г. проходил службу в войсках ПВО в г. Комсомольск-на-Амуре. Учился в БГПИ, но перевёлся в БСХИ.

Работал бригадиром животноводства, полеводства, агроном и управляющим отделения совхоза, старшим инженером технического снабжения. В 1976 г. окончательно перебрался в Завитинск. Работал начальником планово-экономического отдела. Пять лет возглавлял райком профсоюза работников сельского хозяйства. С 1988 по 1995 г.г. трудился в редакции районной газеты «Завитинский вестник». В 2008 г. выпустил поэтический сборник «100 стихотворений и басен».

МЕДВЕДЬ – РЕФОРМАТОР

Решил Медведь за день порядок
В лесу огромном навести.
— Я понаделаю здесь грядок,
Чтоб розам было, где цвести.

Ну, что за лес? Вон дуб корявый
Восьмой десяток лет стоит,
Над всей лесной большой дубравой
Он гордо вдаль всегда глядит.

Берёзы вечно в нём белеют,
Скрипят осины здесь и там,
А тальники вообще наглеют:
Стегают прямо по глазам.

Ну как в нём жить? Что можно сделать?
Ни света, ни простора там.
А я хочу шагать тут смело
И жизнь за это я отдам!

Сказал и тут же за осину
Схватился Миша и рванул.
Взвалил осину он на спину
И на опушку потянул.

Берёзы в том лесу ломались,
Дубы трещали, гул стоял,
И звери в норы забивались,
А Миша рвал, метал, таскал.

После такой лихой «реформы»
Красавец-лес нам не узнать:
Сломал в нём всё Медведь, повторно
Он пни принялся корчевать.

Трудов здесь вложено немало.
Деревья трупами легли.
В десятки раз жить хуже стало,
А розы так и не цвели.

………………………….

Как часто мы дрова ломаем.
Куда их деть потом – не знаем.

17 декабря 1994 г.

КАЖИСЬ, ПРИЕХАЛИ…

Пришлось мне побывать на полях в своё время крупного совхоза «Болдыревский», посевной клин которого десять лет назад составлял более десяти тысяч гектаров. Сегодня эти поля не узнать: все они заросли молочаем, полынью, осотом и десятками других сорняков. А на некоторых полях красуются уже молодые берёзки и осинки, набирают силу тальник и дубняк. «В этом году мы засеяли всего лишь 700 гектаров земли, – ввёл меня в курс дела директор уже не совхоза, а СПК «Болдыревский» В.А.Щербань, – больше не смогли». Спрашивается, в какой ещё стране так относятся к земле? Сами собой родились эти строки.

Полынью и кустарниками заросли поля,
Забыта, позаброшена Амурская земля.
На ней пшеницу сою, овёс бы высевать
И урожай по осени на славу собирать.

Но техника вся старая – один металлолом,
Немного поработает, потом идёт на слом!
Горючкой заправляются почти всегда с колёс,
Какая уж тут соя, какой уж тут овёс?

Ещё погода-матушка засушит, иль зальёт.
Тяжёлый труд крестьянина насмарку весь идёт.
Считай, тогда по осени – пустые закрома,
Голодная, холодная и долгая зима.

Советское не нравилось правительству село.
Оно его до кризиса с успехом довело.
Менялись всяк названия, так лишь бы не совхоз,
А толку ни на тютельку, да долг повсюду рос.

И Президент на сёла давно махнул рукой:
За столько лет правления нет пользы никакой.
Зато пшеницу всякую мы за морем берём
И платим всем валютою, но только не рублём.

Зарплату же крестьянину не платят, не дают,
О затрудненьях рыночных им песенки поют.
Поёт Москва торговая и все, кому не лень,
Что для села настанет счастливый новый день.

В селе ещё работают: и сеют там, и жнут,
И урожай, хоть мизерный, но всё-таки берут.
Потом своё хозяйство ещё даёт доход,
И винный выручает семейный свой завод.

Ошиблись те крестьяне, что помощь от Москвы
Годами ждали, верили – она придёт. Увы!
На дядю ведь надейся, а сам-то не плошай,
Тогда и в дни разрухи получишь урожай.

Нам надо повернуться к селу опять лицом,
Так, чтобы не прельщаться китайским огурцом
А если вновь реформы, то – нищая страна,
Везде – повсюду будет сплошная целина.

20 сентября 2000 г.

МЕТАЛЛОМАНИЯ

Нет работы, нет зарплаты,
Сокращения везде.
Люди ведь не виноваты:
Им отказано в труде.

Они роются в отбросах,
Алюминий ищут, медь.
Всё, что пользуется спросом,
Надо сдать, чтобы иметь

Сумму энную в кармане,
С нею можно как-то жить,
Детям: Мише, Нине, Ване
Кое-что можно купить.

Характерно то, что дети
Тоже ищут тот металл
И сдают. Потом конфеты
Покупают за аврал.

«Металлисты» есть другие,
Те снимают провода.
Ночки тёмные, глухие
Помогают им всегда.

Даже гибнут те, рискуя,
Но жестокий сей урок
Никогда и ни в какую
Ни идёт никак им впрок.

Рельсы русские в почёте,
Их берут, только давай.
Наши домны не в работе,
Значит, сталь пойдёт в Китай.

Удивительно, что даже
Ещё ходят поезда.
Ведь и там такие кражи
Совершаются всегда.

Что же нам сейчас мешает
Ту афёру запретить?
Кто рискнёт и поломает
Это всероссийский сбыт?

9 апреля 2004 г.