Валерий Черкесов

Валерий ЧеркесовВАЛЕРИЙ ЧЕРКЕСОВ

Родился 3 марта 1947 года в городе Благовещенске Амурской области. После окончания вечерней школы, в сентябре 1967 года, стал корреспондентом районной газеты «Вперёд» (посёлок Тыгда), затем был приглашён в областную молодёжную газету «Амурский комсомолец». Работал также в областной газете «Амурская правда», в газетах строительства Байкало-Амурской магистрали – «БАМ» и «Мосты магистрали», ряде районных газет Амурской области.

В 1982 году переехал в Белгород. Был корреспондентом районной газеты «Знамя», затем перешёл в областную молодёжную газету «Ленинская смена» (теперь «Смена»), где работает и в настоящее время обозревателем. Ответственный за выпуск газеты для детей и подростков «Большая переменка», руководит центром развития детского литературного творчества «Родная лира» при государственной детской библиотеке А.А. Лиханова, городским детским литературным клубом «Зёрнышки» при Пушкинской библиотеке-музее и литературными кружками в школах Белгорода.

Впервые стихи Валерия Черкесова прозвучали по Амурскому радио в марте 1966 года.

Член Союза журналистов России с 1971 года. В Союз писателей СССР (теперь России) принят в марте 1991 года.

ФРОНТОВИК

Фронтовики – совесть поколенья.
Из газеты

Остановиться. Чуть передохнуть,
на лавочку присев. И снова в путь
До магазина. Хлеба взять, колбаски
грамм двести. Посмотреть: как будто в сказке,
всё есть на полках, на витринах, но
полпенсии потрачены давно,
ну а вторая половина – на
последний день отложена… Вина
купить бы, чтоб забыться на мгновенье
хотя бы, что я – совесть поколенья…

2012 г.

НАД «ИСТОРИЕЙ…» КАРАМЗИНА.1993

Опять высокие снега
легли на ширь России,
на даль, как в давние века,
когда могучей силе
её дивился мир.
Увы, истории страниц
забвением поражены.
Ну как могло случиться,
что снова смута, снова мы
дорогу выбираем
средь непроглядной тьмы?
Куда идти не знаем.

Над книгою Карамзина
Клонюсь. Уже светает.
Опять, как саваном, страна
Покрыта.

Снег не тает…

* * *

Только не сжата полоска одна…
(Н.Н.Некрасов).

Крестьянские земли скупила московская компания.
(Из газеты).

Жать нечего – разве бурьян?
Репейник, как ржавь, на кормилице.
Обворовали крестьян
Залётные проходимцы.

Прибрали – родную! – к рукам,
А руки растут не оттуда.
Да и ни к чему богачам
Работы крестьянского люда.

Всего-то осталось земли
Клочок – для креста на погосте.
Такое вот се ля ви
При капиталистическом росте.

1998 г.

Размахнулся палицей огромной...
Молчите, Тряпкин и Рубцов,
Поэты русской резервации.
Ю. КузнецовРазмахнулся палицей огромной,
«тачки» иностранные крушит.
Огненный петух взлетел над домом —
воровское гнёздышко горит.

Мечутся хозяйские гадёныши.
Милосерден он, не тронет, пусть
существуют.
И глядит беспомощно,
и печалится больная Русь.

Он капитализм согнул в дугу,
придушил змею эксплуатации…
В деревенской русской резервации
мало ль что приснится мужику.