Сергей Чигрин летая в небе, не оторвался от земли

chigrinДалеко не каждому удаётся исполнить мечту детства, а вот Сергею Чигрину из села Сосновый Бор Зейского района Амурской области удалось.

Обычно молодые люди, едва столкнувшись с немалыми трудностями на пути к заветной цели, тут же хватаются за первую попавшуюся профессию, путь к которой короче и доступнее. Однако юношу из амурской глубинки факт переезда в шумный сибирский город Омск на целых три года не напугал. «Ну и что, что буду далеко от родительского дома?! – сказал он тогда самому себе. – Зато именно здесь научусь тому, о чём мечтал с самых юных лет – летать. Мне ещё повезло – другое лётно-техническое училище гражданской авиации находится гораздо дальше!». К трудностям Сергею не привыкать. В семье он – седьмой ребёнок. В семье Чигриных трудились все: от мала до велика, поблажек не было никому.

Дети гордились главой семейства. Марк Яковлевич освобождал от немецкого фашизма Польшу и Литву. Войну закончил в Кёнигсберге, но демобилизовался только в 1949-м: уничтожал бандеровские банды на Западной Украине. Вернувшись в родное село, стал председателем сельсовета, потом ― бригадиром животноводства. Вызывал уважение у семьи Чигриных родной отцовский брат ― Владимир Яковлевич. Он жил и трудился в Донбассе, являлся «Почётным шахтёром», а в 1971 году получил звание Героя Социалистического труда.

В 1974 году Серёжа окончил среднюю школу, но пора учебная продолжилась ― теперь по освоению неба. На первом курсе в омское училище пришло требование из Москвы: срочно сократить на год трёхлетнее обучение. Авиация в Советском Союзе в середине 70-х годов прошлого века активно развивалась, количество перевозок увеличивалось ежегодно на 20%. Стране не хватало пилотов.

Так в 19 лет Чигрин в звании младшего лейтенанта стал вторым пилотом самолёта «АН-2» Благовещенского авиаотряда. С 1976 по 1982 годы отработал на «Аннушке» (так любовно называют лётчики свой самолёт) в составе Зейского звена. Парил над Экимчаном, Февральском, Береговым, Горным, Тындой, Райчихинском, Архарой и т.д. За это время хорошо проявил себя в общественно-политической деятельности. Руководил комсомольской организацией аэропорта Зеи, а в феврале 1981 года был принят в ряды КПСС. Вспоминает: «Когда наш парторг предложила мне вступить в коммунистическую партию ― я растерялся: достоин ли я столь авторитетной организации, справлюсь ли с пребыванием в ней?». Парторг успокоила: дескать, давно наблюдает за мной и считает меня достойным кандидатом».

А потом она же рекомендовала молодого коммуниста на место председателя профсоюзного комитета Зейского аэропорта. Он вначале снова растерялся: в профкоме три сотни взрослых людей. Сможет ли он руководить столь большим коллективом? Позже выяснилось, да, сможет.

В 1982 году опять изменение в судьбе. Чигрин поступает на командный факультет Ордена Ленина Академии гражданской авиации в Ленинграде.

Обучение там только очное, рассчитано на пять лет, а потому Сергей привозит в северную столицу свою жену и двух дочек. Государство предоставило в малосемейном общежитии комнату в 16 кв.метров. Здесь, по признанию Сергея Марковича, проходят лучшие годы жизни Чигриных. Всё семейство в свободное время активно знакомится с культурными ценностями города на Неве, начиная с Эрмитажа и Смольного, Петропавловской крепости и крейсера «Авроры».

Академию Чигрин заканчивает с отличием и направляется в родные места в должности заместителя командира лётного отряда. Хотел попробовать себя в более тяжёлых условиях ― на снежных маршрутах Якутии, но амурская власть не пожелала  отпустить дипломированного земляка. Избрала его начальником аэропорта Зея и пилотом-инспектором. Вновь пришлось облететь все труднодоступные уголки Амурской области на «АН-«2»,  а также поднимать в небо транспортные самолёты марки «Л-410» чехословацкого производства. Увы, вскоре под предводительством самого бездарного руководителя нашей страны Михаила Горбачёва начался всеобщий развал СССР, в том числе и авиации.

Советская власть по-отечески заботилась о развитии малой авиации. В те места, о которых, как в песне, говорилось «только самолётом можно долететь» постоянно и точно по расписанию направлялись самолёты. Теперь же, после победы контрреволюции 1991 года и воцарения «демократического режима», подавляющее большинство малых аэропортов оказалось закрыто, а посадочные площадки поросли травой.

В 1997 году развалилось даже Благовещенское авиапредприятие. С той поры в местном «Белом Доме» время от времени появляются проекты для того, чтобы хоть что-то ещё летало. В основном, в Москву или за границу.

В душе Сергея от состояния сегодняшней малой авиации ― мрак и холод. Он постоянно старается сделать что-нибудь для исправления ситуации. Сегодня Чигрин является советником федерального казённого предприятия «Аэропорты Приамурья».

Оглядываясь на минувшие дни, Чигрин понимает, что пример отца и дяди сыграли положительную роль в его жизни. В отличие от многих «перевёртышей» Сергей Маркович сохранил своё честное имя, не продал его за доллары. Партийный билет не порвал, партийное прошлое не скрывает; наоборот, гордится им. Уже в 1992 году вместе с коллегами Чигрин организовывает деятельность Зейской районной организации КПРФ, становится её бессменным секретарём. В 1996—2000 г.г. был депутатом Зейского городского собрания. После переезда в областной центр в 2006 году становится на учёт в Благовещенском горкоме партии. Сегодня он член обкома КПРФ и секретарь первичной организации № 8. Кроме этого, имеет несколько наград: «Почётный работник транспорта России». «Отличник воздушного транспорта», «Ветеран труда», «Ветеран КПРФ». Может, стал бы и «Героем социалистического труда», но сегодня это звание упразднено. А «Героем капиталистического труда» стать невозможно: капиталист лишь присваивает результаты чужой работы.

Жители села Сосновый Бор не забыли лётчика-коммуниста, избрали его депутатом Зейского районного Совета народных депутатов. Несмотря на вечную занятость Чигрин регулярно посещал земляков. Иначе и не мог ― если люди верят ему, обращаются за помощью, разве можно отделываться пустыми обещаниями, как это делает вся нынешняя власть!

Он и сегодня лёгкий и подвижный, под стать крылатой машине, поднимающей его в небо. Правда, в облаках не витает, твёрдо стоит на земле и знает все её проблемы.

Александр Бобошко