Дальний Восток: только ли стихия виновата?

gesПотоп во всю ширь полей заставляет уже многие дни спасаться и между глотками воздуха задавать вопросы. Ведь не впервой Амур и его притоки разливаются по просторам около Хабаровска, Благовещенска, Биробиджана и других городов Дальнего Востока. Еще летом 1898 года здесь чрезвычайно высокое наводнение оставило отметину на память. Для отсчета в строительстве и других хозяйственных делах. И вот через сто с лишним лет потоп перешагнул через роковую зарубку.

Какие из этого делались и делаются выводы и какие принимаются меры, чтобы уберечься от повторяющихся природных бедствий? Сегодня с большим сочувствием смотрим на дружную работу дальневосточников, как из мешков строят дамбу. Героически действуют спасатели МЧС и солдаты. С лопатой в руках выступил наперерез водному потоку глава власти, отвлекаясь от борьбы за повторное избрание на эту роль. Картина – под овации.

Ну, а что было вчера и еще раньше?

Когда рос и развивался советский Дальний Восток, Валентин Сергеевич Парчинский работал на производстве, руководил автотранспортным предприятием. Сегодня он, первый секретарь Хабаровского горкома КПРФ, может сравнить. При социализме государственная, коллективная собственность и плановость народного хозяйства очень выручали и при непредсказуемости природы. Это не затверженные догмы. Это выводы Валентина Сергеевича из собственного опыта. И ему случалось со своим коллективом в считанные минуты и часы включаться в общую борьбу со стихией, когда звучала тревога и производственные предприятия поднимались на аврал по единому звонку.

А сегодня мелкие частники – сама по себе стихия, в которую не так-то просто внести организованность и направить на защиту от разбушевавшейся природной стихии. В отличие от былой мощи и силенки не те, и куча предварительных условий: кто даст горючее, оплатит другие расходы, работу и т.п.

Люди помнят самый высокий паводок в жизни своего поколения, вызванный муссонными ливнями 1984 года – 6 метров 20 сантиметров. Он подхлестнул строительство защитных сооружений, чтобы все города и села жили спокойно при любой погоде. Например, в Хабаровске для защиты прибрежного района, начиная от улицы Пионерской, скоростными темпами возвели дамбу и проложили по ней автомобильную дорогу. Именно это капитальное сооружение уже не раз оправдывало себя.

– В советское время было больше возможностей поддерживать благополучие, – отмечает первый секретарь Хабаровского обкома КПРФ Александр Павлович Громов. – В частности, на острове Уссурийский была создана система защитных дамб, за ними следила стоявшая там воинская часть. Оставленные без надзора гидротехнические сооружения сегодня прорваны, поселение на острове подвергается подтоплению.

С частной собственностью пришла анархия, новые господа зачастую не считаются с научно обоснованными строительными нормами и правилами, с гидротехническими показателями местности. В Хабаровске, как и в других городах, привыкшие к вседозволенности «эффективные собственники» решили не считаться и с природой, стали спускаться к реке и строить особняки ниже допустимого уровня. Конечно, нахлынувшая большая вода их поднакрыла.

Заботясь о повседневной безопасности, государство трудящихся планомерно решало и коренные задачи разумного взаимодействия с природой. Так, строительство гидроэлектростанций имело целью не только производство самой дешевой электроэнергии, но и сглаживание разрушительных перепадов в стоках рек.

Это закладывалось в планах и проектах. В нашем случае – в проектах каскадов гидроэлектростанций на реках Дальнего Востока. Свою роль могли бы играть из этого числа уже построенные Зейская и недавно введенная в эксплуатацию Бурейская ГЭС. При выполнении советских планов были бы возведены и другие ГЭС спроектированных тогда каскадов, и сложились бы ощутимые возможности выравнивания стоков рек.

– Об этом я знаю не понаслышке, – говорит первый секретарь Амурского обкома КПРФ Роман Александрович Кобызов. – Я родился и вырос в городе Зея и с детских лет, как и каждый здешний житель, прекрасно помню, что затворки Зейской ГЭС в советское время и даже еще несколько лет при нынешнем режиме поднимались не по желанию энергетиков, а по необходимости повысить уровень воды в реке для судоходства. Требовалось доставлять грузы в города области. Неотложной государственной задачей был так называемый северный завоз – летом создать запасы на зиму в населенных пунктах.

Такова же техническая возможность и для решения еще более важной государственной задачи – заблаговременного сброса воды из водохранилищ по прогнозам о паводках. Но вот уже с 2007 года на ГЭС задвижки не трогают. В связи с нынешними отношениями собственности после чубайсовских «реформ» над всем господствует интерес, чтобы держать водохранилища как можно более полными и благодаря этому продавать максимум дешевой электроэнергии. Прибыль прежде всего.

В последние дни широко распространяется точка зрения, что превентивный спуск воды из водохранилищ ГЭС технически невозможен. Однако столь же доступно заключение авторитетных энергетиков о том, что было необходимо еще с весны плавно высвобождать водохранилища к приему ливневых потоков. Небо ничего не предвещало?

Причина в другом – интерес пропал. В советское время практика стремилась поспевать за наукой в долгосрочных прогнозах погоды. Действовала в системе гидроэнергетики сеть метеостанций и гидропостов на водохранилищах и в верховьях северных рек. Никому не приходило в голову экономить на этом, сокращая важных специалистов, в том числе на Зейском водохранилище. Теперь это факт.

При сегодняшнем состоянии, недееспособной социально-экономической и политической системе, при разрушенном авиационном, водном и даже железнодорожном сообщении справиться со спасательными работами от наводнения чрезвычайно сложно. Это ощутили и власти, и стали кричать: там тонко, там рвется – а ресурсов не хватает, не хватает средств, не хватает вертолетов, не хватает продуктов питания.

Потому что разрушена система, разрушена промышленность, в том числе пищевая – хлебозавод, молокозавод. По сравнению с советским временем это коллапс. Это урок для понимания того, что либеральная идеология и практика несостоятельны в государственном строительстве, тем более в крупнейшей державе планеты с ее громадной территорией, разнообразием природных, национальных и многих других факторов, где исторически оправдало себя только единое государственное управление, а не голый «свободный рынок».

Из сделанного коммунистами анализа очевидно, что нынешний стихийный потоп наложился на несравнимо больший и по разрушительной сущности именно своего рода потоп, уничтожающий все края России. Множество подтверждений тому привели А.П. Громов, В.С. Парчинский и Р.А. Кобызов. Их свидетельства подкрепляет первый секретарь обкома КПРФ Еврейской автономной области Владимир Ефимович Фишман.

В областном центре Биробиджане около месяца назад прорвало трубы городской канализации. Их не меняли уже два срока. Может, по совпадению или в связи с наводнением случилась авария, и вот вся гадость из канализации льется в реку Бира, а из нее в Амур. И нечистоты со всем болезнетворным составом Амур несет жителям Хабаровска и других городов и сел.

Наводнение выявляет бездействие и безответственность. Как и в других городах и весях. Под напором воды Биробиджан разваливается, а мэр уезжает за границу отдыхать. И губернатор счел наводнение как лучшее время для отдыха. Тут и президент развернул бурную деятельность, заполонил телеэкран, и его представитель, и министры. Вытащили губернатора из отпуска.

Но несмотря на телевизионный переполох людям не легче. Беда страшная, многие страдают. И без того ввергнуты в нищету рабы капитала, а теперь еще наводнение. Когда-то сойдет вода, – тут уж зима на пороге. Люди придут в сырые холодные жилища, и как быть. На огороде все смыло. Кто поможет? Власть обещает, да не всегда обещания выполняет.

Москва денег не дает, а наши местные чиновники потребовать не решаются. Потребуешь – еще выгонят. Система власти такая, что выгоняют, если только выборы проиграешь, а все остальное сходит с рук.

Это при народной власти и наша область развивалась своим трудом, на свои средства, подачек не требовалось. А теперь производственные отрасли подорваны. Промышленность Биробиджана угроблена. Два месяца назад закрыли последний в области государственный молокозавод. Коммунисты поддерживали его коллектив, проводили забастовку, пикеты, привлекали на помощь население. Добивались выдачи задержанной зарплаты. Областная власть обещала. Но многим работникам долги так и не выплатили.

Еще раньше ликвидирован ведущий завод по выпуску комбайнов «Дальсельмаш». Завод силовых трансформаторов лишь изредка напоминает о себе единичными изделиями. Горожане с гордостью называли Биробиджан центром легкой промышленности. Разные фабрики были, но их практически не осталось. Вот «Чулочка» в последний раз выгнала 90 человек, может, там 50 рабочих держатся пока. И так заканчивают существование последние предприятия.

То же и в сельском хозяйстве. Разоряются фермеры и бросают землю. Ведущий фермер голодовку объявлял. Большей частью на селе уже работают китайцы, выращивают сою и увозят в Китай.

Молокозавод прихлопнули еще и потому, что молоко стало редким лакомством. Уцелело лишь около 5 тысяч голов крупного рогатого скота. В основном в домашних хозяйствах. Теперь из-за паводка еще меньше заготовили кормов, поэтому, видимо, придется много оставшегося скота пустить под нож.

В основном сельскохозяйственная область львиную долю продукции отправляла в города Дальнего Востока. Теперь обездоленное население покидает родные места такими же темпами, как сокращается производство.

Такая же картина и по другим местностям. На затопленных миллионах гектаров сельскохозяйственных угодий погиб урожай, корма и различные дары природы. В будущем году многое повторится – подвергшиеся длительному затоплению поля не скоро удастся вернуть на службу урожаю – необходимые для этого средства правительство новоявленных господ изымает из отечественных производительных сил и передает для паразитического пожирания внутри страны, а также триллионы рублей отправляет на потребу своим зарубежным наставникам и фактическим хозяевам.

И если с помощью какого-либо случайно уцелевшего ковчега пока удается  от амурского потопа спасти всех, за исключением одного, обитателей уходящих под воду домов, то от реформаторского-прихватизаторского потопа наш народ исчезает с лица земли. Вот и впервые освоенный народом России наш Дальний Восток потерял уже несколько миллионов своих коренных жителей и огромные созданные им богатства. Если же говорить о потопе на просторах нашей необъятной родины, то по людским и материальным потерям уже превышен всемирный потоп.

Федор ПОДОЛЬСКИХ

«Советская Россия»