Сергея Лазо убивают второй раз

Лазо-памятник2014 год – юбилейный для героя гражданской войны Сергея Лазо. Исполнилось 120 лет, как родился человек, проживший очень короткую, но яркую жизнь; яркую настолько, что имя его в России не забыто до сих пор.

Миллионам соотечественников, в первую очередь, он запомнился своей ужасной смертью – живьём сожжён в топке паровоза. При советской власти миллионы народных сердец кипели от возмущения и ненависти к японским интервентам и белогвардейцам, жестоко погубившим борца за свободу и независимость нашей Родины ―двадцатишестилетнего Сергея Лазо. Теперь же, при нынешнем антисоветском криминальном режиме, представители всяческого отребья нагло и цинично издеваются над памятью бесстрашного героя гражданской войны на Дальнем Востоке.

Испоганили всенародно любимую песню «Землянка», что была написана в годы Великой Отечественной войны поэтом Алексеем Сурковым.В оригинале её первая строчказвучит так: «Бьётся в тесной печурке огонь». В устах циников в песне «Вальс» рок-группы «Адаптация» она выглядит иначе: «Бьётся в тесной печурке Лазо». Пресыщённая публика, слыша это с телевизионных экранов, хохочет и аплодирует.

В повести широко разрекламированного либеральными СМИ столичного писателя Виктора Пелевина «Жёлтая стрела» московская элита обожает «гранёный флакон дорогого коньяка «Лазо» с пылающей паровозной топкой на этикетке».

В песенке «Птицы» отечественной рок-группы «Монгол Шуудан» солист-отморозок сообщает о том, что он «Видел, как в печурке, бьётся об угли Лазо».

У меня не укладывается в голове понимание того: КАК можно смеяться над умирающим человеком, над жуткими мучениями униженной и измождённой жертвы? Но понимаю,сегодняшнее кощунство не случайно. Оно – следствие тщательно продуманной политики. Россиян отучают от ценности жизни, от борьбы за неё; приучают к обыденности смерти, к тупой рабской покорности и безволию. Вытравляют в людях всё человеческое, гуманное.

Почему пошляки всех мастей издеваются над Сергеем Лазо? В первую очередь, он – революционер, коммунист, борец за социальное равенство. Уже этот факт приводит в бешенство тех, кто, уничтожив социализм, прикарманил себе огромные богатства, принадлежащие народу. Во-вторых, Лазо боролся против иностранного вмешательства в политику России, против того, чтобы заграничные недруги использовали наши воды, недра и леса. А ведь всё неслыханное богатствосегодняшних бандитов, именуемых олигархами, создаётся как раз за счёт грабительской продажи российских природных ресурсов за рубеж.

Ясно, задача тех, кто формирует государственную духовную политику – вытравить память о Сергее Лазо из народной памяти. А для этого надо«постебаться» над ним, осмеять его. Что что, а похохотать наш сегодняшний обыватель обожает! Готов сутками сидеть перед экраном телевизора, где его постоянно потешают многочисленные петросяны, винокуры, «комедиклабы» и прочие «кривые зеркала».

Заправилы российского бизнеса не жалеют денег на растление народа. За беспредельный цинизм глупым певунамхорошо платят. А те пьянеют от изобилия купюр, от безнаказанности и продолжают  пляску на гробах своих дедов и отцов...

Несгибаемый боец Революции

лазоРодился Сергей Георгиевич Лазо в 1894 году в селе Пятра Оргеевского уезда Бессарабской губернии (ныне – территория Республики Молдова).

Учился в Петербургском технологическом институте, затем – на физико-математическом факультете Императорского Московского университета, участвовал в работе революционных студенческих кружков. В июле 1916 года мобилизован в армию, окончил Алексеевское пехотное училище в Москве и произведён в офицеры (прапорщик, затем – подпоручик). Назначен в Сибирский запасный стрелковый полк в Красноярске. Сблизился с политическими ссыльными. Во время Февральской революции Лазо арестовал губернатора Енисейский губернии. Весной 1917 года приехал в Петроград депутатом от красноярского Совета и встретился с Лениным. Вернувшись в Красноярск, организовал там красногвардейский отряд. В октябре 1917 год – делегат I Всесибирского съезда Советов. В октябре 1917 года взял в свои руки власть в Красноярске.

Участвовал в подавлении восстания юнкеров в Омске. Назначен начальником гарнизона  и военным комендантом Иркутска. В феврале-августе 1918 года стал командующим войсками Забайкальского фронта. Под руководством Лазо красные войска нанесли поражение отряду атамана Г.Семёнова. Вступил в ВКП(б). Занимался организацией партизанского движения против Колчака. С весны 1919 года – командовал партизанскими отрядами Приморья. С декабря 1919 года – начальник Военно-революционного штаба по подготовке восстания в Приморье, которое 31 января 1920 года закончилось победой большевиков. 6 марта Лазо был назначен заместителем председателя Военного совета Временного правительства Дальнего Востока. Однако в ночь с 4 на 5 апреля Лазо был арестован японцами, а в конце мая 1920 года он и его соратники А.Н.Луцкий и В.М.Сибирцев  в мешках были вывезены японскими войсками и переданы казакам-белогвардейцам. После пыток Сергея Лазо стали заталкивать в топку паровоза. Он сопротивлялся; тогда ему нанесли удар по голове, он потерял сознание, и его живым сожгли в горниле паровой машины. Луцкого и Сибирцева  уставшие садисты сначала застрелили, а затем также сожгли...

Амурская тайга укрывала Лазо

Если изучить биографию героя более тщательно, выясняется, что Сергею Лазо удалось побывать и на Амурской земле. Это произошло в августе – ноябре 1918 года, когда он с группой соратников скрывался в тайге Приамурья.

Вот как об этом написала в своих воспоминаниях жена Лазо – Ольга Андреевна: «С небольшой группой военных работников Сергей Лазо ушёл в глухую тайгу Амурской области. Тёмной осенней ночью они выгрузились из вагона на одном из небольших железнодорожных разъездов. Несколько дней ехали на лошадях. Добравшись до небольшой речки, взяли на плечи самое необходимое и свернули в глухую тайгу: здесь нашли подходящее место и расположились таёжным лагерем. А между тем на ближайших золотых приисках, куда вернулись прежние владельцы, восстанавливались старые порядки. Появились отряды карателей, выискивавшие коммунистов и красногвардейцев.

Наступили холода. Подпольщики согревались шкурами животных, укутывались в тулупы. Спать приходилось по очереди. По ночам будили крики гуранов (диких козлов), напоминавшие лай собак. Разжигать костёр было опасно, это могло привлечь внимание белогвардейцев.В этих тяжёлых условиях таёжной жизни Сергей Лазо всеми силами старался поддерживать товарищей. Если кто—либо грустил, он подсаживался, шутил, строил планы на будущее. Проходили минуты, часы, и приунывший, было, товарищ, уже глядел веселее.

Так прошёл месяц. Настало время выбираться из тайги в жилые места. Разделились на группки и с большой осторожностью  двинулись в путь.Он был нелёгкий. Лазо с двумя товарищами шли нехоженой тайгой, лишь изредка находя небольшую, едва заметную тропу. Ночью выходили на дорогу и проверяли направление. Только через две недели добрались до железнодорожного полотна вблизи станции Рухлово (теперь Сковородино).

Лазо показываться в посёлке нельзя. Удалось договориться со знакомым стрелочником, жившим примерно в 10-15 километрах от станции в путевой будке. В этой будке Лазо прожил около двух недель, а потом, собрав некоторые сведения об обстановке, решил пробираться во Владивосток. В большом промышленном городе  он  рассчитывал не только укрыться от преследования белых, но и включиться в активную борьбу с интервентами.

Добираться из Амурской области до Владивостока было трудно и сложно. Белогвардейцы вместе с японцами проверяли поезда и расправлялись со всеми, кто казался им подозрительным. Мужчин задерживали почти поголовно.

Друзья Лазо обратили внимание на одну деталь: китайцы и корейцы, обитавшие тогда на Дальнем Востоке в большом количестве, не допускались в пассажирские вагоны – для них прицепляли теплушки и туда, как правило, набивалось много людей. Эти вагоны белогвардейцами не проверялись.

Выбрали поезд, что отходил ночью, и. смешавшись с толпой, влезли в вагон. В пути Сергей установил полный контакт с китайцами. Понимая, что русские не случайно присоединились к ним, и что им не стоит выходить часто из вагона, китайцы всю дорогу доставали кипяток, подтапливали печку и всячески выказывали своё расположение русским товарищам.

Прибыв во Владивосток, Лазо и его коллегам долго не удавалось установить связь с большевистским подпольем. Сергей знал некоторые адреса явочных квартир в Благовещенске и в Свободном, и написал туда письмо, где просил помочь установить здесь, в Приморье, нужные связи.

Вскоре помощь от амурчан пришла…».

Молдавия перекрашивает прошлое

В советские времена село Пятра, где родился Сергей Георгиевич, а также город Сынжерея носили имя знаменитого героя гражданской войны. В его честьбыли названы улицы в нескольких молдавских городах, а также район республики. Увы, после падения СССР все они были переименованы. В советские годы в Кишинёве функционировал музей Лазо, но и он ликвидирован в постсоветский период.

А вот на Дальнем Востоке, несмотря на оголтелый антисоветизм 90-х годов,  память о Сергее Лазо удалось сохранить. В двадцатые годы станция Муравьёво-Амурская на Уссурийской железной дороге, у которой он погиб, была переименована в Лазо. В Хабаровском крае есть район им. Лазо, а во Владивостоке — памятник ему и одноимённая улица.

Сохранилась и у нас в Благовещенскеулица с его именем. А на территории средней школы № 18 находится памятник Сергею Лазо – работа Н. А. Матвеева. Монумент установили в 1968 году на средства, заработанные учащимися школы.

А ведь были и у нас «перевёртыши», желающие перечеркнуть советское прошлое, требовавшие срочно вернуть благовещенским площадями и улицам дореволюционные названия. Но Дальний Восток пока держится, и наша областная столица в том числе. Это радует.

Александр Бобошко