РусГидро и власть отделались подмоченной репутацией

Экс-губернатор Приамурья  о  причинах наводнения и космической угрозе для Зейской плотины


КривченкоЧем дальше уходят события минувшего лета, тем отчетливее вырисовывается громада проблем, связанных с этими трагическими днями. Потерянное жилье и набухшие от воды поля, сотни километров размытых дорог и многие десятки разрушенных мостов — лишь то, что лежит на поверхности. Эти последствия стихийного бедствия власть по мере возможности устраняет, и будем надеяться, что, в конце концов, устранит. Но есть и другие проблемы, о которых не говорят и не пишут. Их лишь слегка обозначили и, похоже, многие тут же о них забыли. Хотя, если от этих проблем голову прятать в песок, то завтра-послезавтра они могут принести еще больше бед, чем уже обрушили на нас прошедшим летом.

Обозначил эти проблемы народ. Когда на Зейской ГЭС начались холостые сбросы и целые селения в пойме стали уходить под воду, раздались гневные голоса: «Почему не открыли затворы раньше? Зачем переполнили водохранилище?» «Скажите спасибо, что ГЭС не допустила еще большего паводка. Если бы не плотина, давно бы все утонули», — примерно так отвечали народу хозяева гидростанции и имеющие к ней отношение чиновники.

После такого «обмена мнениями» о причастности эксплуатационников ГЭС к нынешнему рекордному подъему воды в Зее никто больше не заикался. И то ведь: может энергетики действительно не виновники постигшей Приамурье трагедии, а герои, едва не спасшие нас от потопа? Может, им впору пиджаки колоть под ордена и медали? Попробуем в этом разобраться.

В середине 60-х годов прошлого века, когда на Зее начали возводить первые объекты гидростанции, строители, проектировщики, руководители области постоянно подчеркивали, что Зейская ГЭС сооружается прежде всего для того, чтобы покончить с катастрофическими наводнениями. Именно эта задача – ПОКОНЧИТЬ С НАВОДНЕНИЯМИ – стояла тогда на первом плане. Вот, например, что писал в статье «Какая она – Зейская ГЭС…» начальник «ЗеяГЭСстроя», будущий Герой Социалистического Труда Алексей Шохин: «Зейский гидроузел… позволит исключить ущерб от наводнений, улучшить условия сельскохозяйственного производства на богатейших землях в пойме Зеи… Зейское море — одно из крупнейших в стране искусственных водохранилищ объемом 68 кубических километров. Такая емкость позволит зарегулировать сток реки и исключить резкие подъемы уровней, приносящие ущерб народному хозяйству».

Но разве достаточно плотины на одной лишь Зее, чтобы «исключить ущерб от наводнений»? Вопрос резонный. Однако дело в том, что Зея — река особая. Во-первых, ее бассейн занимает две трети территории области, превосходя по площади подавляющее большинство стран Европы. Во-вторых, половина этого бассейна находится в зоне вечной мерзлоты, где воде больше некуда деться, кроме как стекать в русло главной реки. К тому же верхняя часть бассейна — гористая, поэтому выпавшие за зиму снега начинают там таять лишь в середине лета, в период больших дождей. Объединившись в бурный  поток, зимние и летние осадки северной части области как раз и дают львиную долю той воды, которая создает в Приамурье наводнения. Вот специалисты и решили, что ситуацию можно разрядить, если «лишнюю» водную массу в эти 2—3 месяца «запереть» плотиной выше хребтов Тукурингра и Соктахан.

И действительно, после перекрытия реки катастрофические наводнения в пойме Зеи прекратились. Лишь через 12 лет, в 1984-м, когда и дождей-то особых не было, Зея снова вышла из берегов, однако виной тут была не ГЭС, а люди, ее эксплуатирующие. Виновников наказали, жителей области заверили, что это наводнение — последнее, мол, больше такого не повторится. И опять почти четверть века все шло, как говорится, путем, пока сибирские и дальневосточные ГЭС не отдали на откуп ОАО «РусГидро», чьи «успешные менеджеры» мало что понимают в гидроэнергетике, но хорошо знают, как извлекать из нее сверхприбыль. Прибыль-то в этой компании постоянно растет, а вот с эксплуатацией станций прямо беда.

Уже в 2007 году из-за холостых сбросов воды на Зейской ГЭС в Амурской области произошло затопления сел. В 2009-м случилась грандиозная авария с человеческими жертвами на Саяно-Шушенской ГЭС. А то, что было в Приамурье в прошлом году, вообще не поддается описанию.

Когда прошлогодняя трагедия уже свершилась, «успешные менеджеры» из «РусГидро» во главе с председателем правления компании Евгением Додом  принялись уверять всех, что причина катастрофы – в небывало сильных дождях, которые-де никто не ожидал. Сами же эксплуатационники, мол, сделали все, чтобы встретить паводок во всеоружии. В частности своевременно, до 27 апреля, провели «предполоводную сработку водохранилища» (так сказано на сайте «РусГидро-Зейская ГЭС»). Но для таких дождей свободных емкостей водохранилища оказалось недостаточно. Ведь площадь бассейна Амура — 1,8 миллиона квадратных километров; при выпадении здесь только 100 мм осадков получится 18 кубокилометров воды, что равно объему «целого Зейского водохранилища». А лишь за 2 летних месяца этого года выпало 600—700 мм осадков, то есть 6—7 Зейских водохранилищ! Вот и попробуй, сдержи эту массу!

Казалось бы, с такими цифрами не поспоришь. Особенно если их приводят люди, занимающие не последние должности в гидрометеорологической службе страны. Например, руководитель Росгидромета Александр Фролов и руководитель Федерального агентства водных ресурсов РФ Марина Селиверстова. А между тем все эти расчеты от начала до конца — чистый блеф. Или, как говорят сведущие люди, — лапша на уши. Ну, скажите, при чем тут бассейн Амура площадью 1,8 миллиона квадратных километров, если  плотина Зейской ГЭС регулирует сток лишь в верховье Зеи, а здесь площадь водосбора — 115—120 тысяч квадратных километров? Улавливаете разницу? Зейское водохранилище спроектировано так, что с этой площади оно примет любой сток.

Кстати, 18 кубокилометров — это объем не «целого Зейского водохранилища», а лишь разница между так называемым «нормальным подпорным уровнем» и «форсированным», то есть предельным, до которого водохранилище заполняется при половодьях редкой повторяемости. Именно 18 кубических километров воды Зейское море может безболезненно принять при наводнениях. Однако в середине сентября, когда пик паводка уже прошел, г-жа Селиверстова заявила на «круглом столе», что Зейская ГЭС максимально выполнила свою функцию, аккумулировав аж … около восьми кубокилометров воды.

Около восьми? А почему не все восемнадцать, ведь вода буквально затапливала населенные пункты, поля, дороги? Может, заявления о «предполоводной сработке» тоже блеф, поэтому в водохранилище не было свободеной емкости? Кстати, на сайте «РусГидро – Зейская ГЭС», где даются подробные данные о водохранилище за каждый день, никакой «сработки» ни в апреле, ни в мае не зафиксировано. Да никто из ответственных работников РусГидро или Зейской ГЭС первоначально о ней и не заикался. А руководитель Амурского бассейнового управления Андрей Макаров даже «разъяснил», почему на Бурейской ГЭС воду сбросили заблаговременно, и на Зейской – нет. По его словам, Зейское и Бурейское водохранилища в принципе отличаются режимами управления: Зейское – многолетнего регулирования, а Бурейское – сезонного.

Но на сайте гидроэнергетиков, где дается характеристика Зейского водохранилища, говорится, что оно «осуществляет все виды регулирования: многолетнее, сезонное, недельное и суточное». То есть оно может, если надо, работать в том же режиме, что и Бурейское – так что ли? Не зря ведь г-н Дод, едва прилетев в Приамурье во время паводка, заявил, что РусГидро выделяет в помощь пострадавшим 100 миллионов рублей. Поступок, конечно, благородный, но он заставляет вспомнить пословицу: «Знает кошка, чье мясо съела». Ведь денежные люди в нашей стране просто так ни с кем не делятся. Но и 100 миллионов рублей — жалкие слезы по сравнению с тем кошмаром, который обрушился на амурчан. Государству придется затратить на ликвидацию последствий наводнения не один миллиард рублей!

Спрашивается, а почему эти расходы должен брать на себя бюджет, то есть мы с вами, налогоплательщики? Ведь принимая в свое лоно Зейскую ГЭС, РусГидро автоматически взяло на себя и ее обязанность предотвращать на Зее катастрофические паводки. Раз «успешные менеджеры» с этой задачей не справились, они и должны возместить амурчанам убытки, в том числе и моральные.

Но это лишь разовая мера. Поскольку синоптики обещают повторения подобных осадков, надо думать и о том, что будет с нами нынешним летом и в последующие годы. Вопрос, видимо, следует ставить так: а способна ли вообще компания РусГидро обеспечить нормальную, отвечающую всем техническим требованиям работу ГЭС?

На нашей и Саяно-Шушенской гидростанциях в 60-80-х годах прошлого века были построены облегченные плотины, на которые потребовалось значительно меньше бетона. Однако экономия вышла боком. Вскоре под воздействием мощных паводков на Енисее в теле плотины Саяно-Шушенской ГЭС образовались трещины. Государственная комиссия предписала эксплуатировать станцию в щадящем режиме, ограничив выработку электроэнергии. Так станция и работала долгие годы – с «недогрузом», зато надежно.

Но вот в 2004 году была создана компания РусГидро, и о щадящем режиме на Саяно-Шушенской сразу забыли. Побывавший тогда в компании доктор технических наук, профессор, действительный член Международной энергетической академии Василий Платонов писал, что 75 процентов руководящего состава РусГидро «не имеют квалификации в области гидроэнергетики, а значит, весьма смутно представляют, что такое надежность гидросооружений и как функционирует оборудование». С приходом таких «спецов» агрегаты ГЭС сразу заработали на полную мощность, а в последние годы перед аварией постоянно испытывали перегрузки.

На Зейской ГЭС трещин, слава Богу, пока не было – плотина здесь сделана надежно. Она может выдержать даже 9-бальные землетрясения, но при условии, что эксплуатировать ее будут исключительно грамотно, ни на йоту не отступая от технических норм и правил.

Соблюдается ли это условие сегодня? Увы, похоже, что в последние годы Зейская ГЭС эксплуатируется точно так же, как Саяно-Шушенская перед аварией. Сей профессиональный секрет, сам того не сознавая, нам раскрыл уже упоминавшийся глава Амурского бассейнового водного управления Андрей Макаров. В интервью одной из газет во время паводка он заявил, что производить холостые сбросы на Зейской ГЭС при уровне воды ниже отметки 317,5 метра категорически запрещено правилами. И, чтобы быть более убедительным, тут же сообщил, к чему уже приводили нарушения этих правил. По его словам, в 2007 и 2010 годах затворы открывали на отметке 313 метров и «получили серьезные неприятности с нижним бьефом, разрушение водобойного колодца, за которым последовали (ремонтные) работы на протяжении двух лет».

К сожалению, никаких выводов из тех аварий, вызванных холостыми сбросами воды при недопустимо низких уровнях «успешные менеджеры» не сделали. В 2013 году государственные нормы и правила им, похоже, также были по барабану. В начале июня катастрофические паводки в Приамурье уже прогнозировались с большой вероятностью. Однако вместо того, чтобы увеличить пропуск воды через агрегаты ГЭС до максимально разрешенного уровня (около1300 кубометров в секунду) и тем самым создать дополнительную емкость в водохранилище, его, наоборот, сократили до 360-390 кбм/сек. И спохватились лишь в конце июля, когда наводнение уже набирало силу. Вот тогда энергетики и бабахнули. Правила разрешают им увеличивать водосбросы за сутки не более, чем на 300 кбм/сек, а с 31 июля по 1 августа эта норма была превышена сразу в 7,6 раза. Как после этого заливало нижележащие населенные пункты, все хорошо помнят.

По этому поводу инженеры-гидротехники из «Национального центра водных проблем» доктор технических наук Владимир Кривошей и кандидат наук Валерий Вильдяев писали в специализированном журнале «Экология и жизнь»:

«Вопросы безопасности и гидроузла, и нижнего бьефа при регулировании режимов работы Зейского водохранилища давно находятся на втором плане. Если бы водохранилище готовилось к приему паводковых вод, а не к аккумуляции воды к зиме, и сбрасывались расходы воды около 1300 кбм/сек, (как это предусмотрено действующими правилами), то в дальнейшем не пришлось бы лить столько воды на деревни и города. Ситуация была бы совершенно иной, поскольку к 1 августа свободная емкость водохранилища была бы как минимум на 2,5 кубических километров больше».

Из сказанного сам собой напрашивается вывод: ОАО «РусГидро» не способно обеспечить надежную работу Зейской ГЭС. Эта компания скомпрометировала себя в глазах амурчан, ей больше веры нет. Поэтому, если мы хотим, чтобы впредь летние паводки в бассейне Зеи не превращались в катастрофические наводнения, то должны добиться изъятия у РусГидро Зейской ГЭС и возвращения ее области. Пусть «успешные менеджеры» извлекают сверхприбыль из тех станций, которые предназначены лишь для выработки электроэнергии. У нашего же комплексного гидроузла задачи куда шире, выполнять их в полном объеме вышеназванные менеджеры никогда не будут.

Разговор о возвращении Зейской ГЭС идет давно. Но многие до сих пор сомневаются: а справимся ли мы со своим энергогигантом?  Могу сообщить, что этот вопрос уже рассматривался в областной администрации – в начале 1993 года. Вывод был сделан однозначный: область сможет эксплуатировать ГЭС лучше, чем кто-либо. Ведь ее руководство кровно заинтересовано в том, чтобы и тарифы на электроэнергию были низкие, и катастрофических наводнений не было. Что касается технической стороны,  то это – дело специалистов. За такие деньги, какие платят себе сегодня менеджеры РусГидро, область могла бы нанять лучших спецов не только страны, но и мира.

К сожалению, довести до конца дело, начатое в 1993-м, тогда не удалось. Однако прошлогоднее наводнение показало, что сделать это необходимо. Конечно, придется испортить отношения и с менеджерами РусГидро, и наверняка с большими московскими чиновниками, ну так что ж… Мы ведь выбирали свою региональную власть не для того, чтобы она защищала наши интересы на конкурсах красоты или бальных танцев.

Но будем реалистами: проблему эту в один присест не решить. А поскольку новый паводковый сезон уже не за горами, на первый план сейчас выдвигается контроль за подготовкой гидроузла к эксплуатации в летний период. Она должна проводиться открыто, на глазах у общественности, под контролем не только соответствующих госорганов, которые не всегда оказываются на высоте, но и средств массовой информации. Только так мы сможем избежать повторения прошлых ошибок с катастрофическими последствиями.

Теперь очень коротко еще об одной важной проблеме, ясности с которой сейчас, пожалуй, даже поменьше. Она пока терпит, но прятать от нее голову в песок мы тоже  не должны. В пик паводка многие амурчане задавались вопросом: а что будет, если плотина Зейской ГЭС не выдержит такого колоссального напора воды и рухнет? Ответ почему-то последовал не от специалистов РусГидро или Зейской ГЭС, а от работников МЧС. Они успокоили: мол, плотина ГЭС никогда не рухнет, а будет стоять еще 100 лет! Чтобы такое случилось, заявили спасатели, «как минимум нужно, чтобы на ГЭС упала мощная бомба».

Ну а все-таки: что же будет? А будет всем очень плохо. В случае прорыва плотины вода буквально смоет все нижележащие населенные пункты, в том числе и Благовещенск. Об этом прямо говорится в технико-экономическом обосновании строительства Зейской ГЭС, которое мне в свое время довелось тщательно изучить. Гидростроители хорошо знали этот раздел в ТЭО, вот и работали на совесть. Тут со специалистами МЧС можно согласиться. А вот что касается мощной бомбы… До недавнего времени вероятность такого попадания действительно равнялась нулю, но сейчас…

Недавно стало известно, что район падения первой ступени ракет «Союз-2», которые будут запускать с космодрома «Восточный», находится на территории Зейского водохранилища. Простите, почему мы об этом узнаем от заезжих  ученых, а не от самих строителей космодрома?  Почему никто в области не знает, где конкретно упадет первая ступень, какой силы будет удар — может быть, как раз равный взрыву мощной бомбы? И вообще, кто додумался топить часть ракеты не в океане, как это делают американцы, а в искусственном водоеме, которому и без того приходится выдерживать огромные перегрузки?

А если интересы страны потребуют запустить «Союз-2» во время паводка, когда водохранилище будет переполнено? Ведь хотя плотина и выдерживает 9-балльные землетрясения, на удары космических пришельцев проектировщики и строители не рассчитывали. При этом может случиться так, что на пик наводнения придется и запуск «Союза-2», и многобалльное землетрясение, так как район этот сейсмически опасный. Наконец, при запуске ракеты возможна нештатная ситуация, которых в последние годы в нашей стране было предостаточно. Что если «Союз-2» весь целиком упадет прямехонько на плотину?

На мой взгляд, проблему падения  составных частей ракет, запускаемых с нашего космодрома, следует отнести к высшей категории важности.  Ведь от ее  решения будет зависеть безопасность сотен тысяч людей, а, может быть, даже существование ГЭС  и самого космодрома. В любом случае те, кто будет заниматься это проблемой, уже сегодня должны дать людям гарантию, что с ними ничего не случится.

А.А. Кривченко

ОБ АВТОРЕ.

Альберт Аркадьевич Кривченко – журналист и писатель, член Союза российских писателей – 30 лет проработал в печати, последние 19 лет – собственным корреспондентом ТАСС по Амурской области. Был народным депутатом Российской Федерации (1990 – 1993 г.г.), заместителем председателя комитета Верховного Совета РФ по СМИ. В 1991 – 1993-м – губернатор Амурской области. С 1993 года – пенсионер, живет в селе Новинка Благовещенского района, занимается литературным трудом, автор десяти публицистических книг.

 В прошлом Альберт Аркадьевич был яростным антикоммунистом, но сегодня его взгляды относительно сотрудничества с коммунистической партией изменились. При нынешней власти газета «Коммунисты Амура» – единственное печатное издание, принявшее к публикации статью А.А. Кривченко. По словам экс-губернатора, газета «Коммунисты Амура», несмотря на мощнейший прессинг со стороны власти, по настоящему выполняет главную задачу, стоящую перед прессой: контролирует  эту власть с позиции всего общества.